«Русский Букер»: прогресс и традиции

“Русский Букер” - одна из самых авторитетных и весомых литературных премий России - вновь объявляет конкурс. Новый формат и новый попечитель премии был представлен в Москве 15 марта

Контракт “Русского Букера” с крупнейшей международной нефтяной компанией ВР - прежним спонсором - закончился, а нового никак не могли найти. Возникли опасения, что на 21-м году жизни премия перестанет существовать.

Но, к счастью, покровитель объявился: российский банк “Глобэкс”. Его первый шаг – это увеличение призового фонда премии более чем в два раза. “Нас к этому никто не подталкивал, не побуждал. Это абсолютно осознанное решение”, – заявил президент банка Виталий Вавилин и продолжил:

“В свое время великая русская поэтесса Марина Цветаева говорила: чтение – это соучастие в творчестве. Это означает, что чем больше будет произведений талантливых писателей, тем больше будет талантливых читателей и тем талантливее будет нация. Россия, - приводит банкир слова выдающегося поэта Иосифа Бродского, - отличается своеобразной жаждой познания. Эту жажду познания, поиска некоего духовного абсолюта, по моему убеждению, необходимо  культивировать в народе”. 

Скачать

Похожую идею - привлечение интереса читателей к серьезной прозе – выдвигал и основатель “Русского Букера” – крупный английский бизнесмен сэр Майкл Кейн. Он почти четверть века был видной фигурой британской премии “Букер”, и во многом по его инициативе от знаменитой британской премии отпочковалась русская ветвь. Об этом напомнила его жена Эмма Николсон. 

“В течение многих веков Россия и Англия находились в одном потоке культуры и взаимодействовали между собой, - сказала Эмма Николсон. - В Западной Европе и в Англии мы все выросли на русском романе. Даже знакомство в переводе открывало нам богатство человеческого опыта, заключенное в русской литературе. Этот поток творческого общения на какое-то время, к сожалению, иссяк, и мы чрезвычайно остро ощутили его отсутствие в нашей культуре. Именно по этой причине мой покойный муж сэр Майкл Кейн приехал в Москву в начале 1990-х годов, чтобы учредить премию, способную поддержать русский роман”.

“Генетическая связь “Русского Букера” с британским не только в том, что британцы предоставили нам свой громкий бренд, - замечает в интервью ”Голосу России” литературный секретарь премии Игорь Шайтанов. – Мы заимствовали и британскую структуру”.

“Часто говорят, что у “Русского Букера” слишком сложная структура, в которой можно запутаться, - продолжает Шайтанов. - Но эта сложность идет от желания обеспечить объективность оценки. Мы ориентируемся на серьезность и классичность, на то, чтобы литературный язык был растворен в сегодняшнем дне, напоминал о глубинах смысла. Но каждый год эту установку воплощают в жизнь разные люди, поскольку жюри премии меняется каждый год. Поэтому какой-то одной безусловной линии быть не может. Выбор последних лет шокировал людей с традиционным вкусом. “Русский Букер”, во фраке и смокинге, позволил себе выбрать роман, который начинается с нецензурных выражений, пусть и стилизованных под архаику XVII века. В иное время о премии говорили: “А, традиционно!” А в последние годы чаще слышно: “Старается бежать впереди прогресса”.


Скачать

Результаты нового отбора, то есть так называемый лонг-лист претендентов на премию, огласят в середине июля нынешнего года.

 

Источник: Голос России

Оставьте свой отзыв!