Государство уходит из экономики. Осторожно

Российскую экономику принято считать “государственно-капиталистической”. Но “мода” на доминирование государства в экономической сфере явно проходит – оно готовится к сокращению своего присутствия на рынке

Доклад Игоря Шувалова

В июле прошлого года первый вице-премьер Игорь Шувалов отправил президенту России Дмитрию Медведеву доклад с предложениями о расширении программы приватизации. Предложения Шувалова выглядят весьма сенсационно, хотя и их реализация растянута во времени почти на 6 лет.

Первый вице-премьер предлагает до 2017 года полностью приватизировать 14 госкомпаний и частично – еще четыре. Государство выйдет из капитала Роснефти, ВТБ, Русгидро, Зарубежнефти, Объединенной зерновой компании (ОЗК), Интер РАО, Совкомфлота, Шереметьево, Аэрофлота, Алросы, объединенного Ростелекома, Россельхозбанка, Росагролизинга, Государственной транспортной лизинговой компании.

В Объединенной авиастроительной и Объединенной судостроительной корпорациях (ОАК и ОСК) оно сохранит за собой контрольный пакет, в Уралвагонзаводе – 75,1%, в Роснано – 90%. Причем в Роснефти, Русгидро, Зарубежнефти и ОЗК решено сохранить “золотую акцию”. Государство намерено оставить за собой контроль в инфраструктурных монополиях: в РЖД, Транснефти и ФСК за государством сохранится 75,1%.

Отметим, что пересмотреть планы по приватизации президент призвал правительство в своем Бюджетном послании 2011 года. Таким образом, доклад Шувалова стал непосредственным результатом выполнения поручения главы государства.

Позиция Владимира Путина

При этом возникает закономерный вопрос – продолжится ли курс на снижение присутствия государства в экономике после того, как Дмитрий Медведев в мае покинет пост президента. Для того чтобы ответить на него, необходимо принять во внимание два обстоятельства.

Во-первых, после ухода с поста главы государства Медведев может стать премьер-министром – то есть “человеком № 2″ в государстве, причем ответственным за проведение экономической политики, в том числе приватизации. Таким образом, сохранится актуальность приоритетов, выдвинутых Медведевым во время пребывания на посту президента.

Во-вторых, в последние месяцы ряд знаковых заявлений по поводу присутствия государства в экономике сделал Владимир Путин. 6 октября он выступил в Центре международной торговли на инвестиционном форуме “Россия зовет!” Одной из идей Путина, высказанных в этом выступлении, стало предложение “на каком-то этапе” ликвидировать монополию “Газпрома” на экспорт газа.

Это прозвучало весьма сенсационно, учитывая, что формально монополия была введена относительно недавно – в 2006 году. Также премьер выступил за снижение присутствия государства в экономике, выход из капитала госкорпораций, приватизацию госкомпаний, выведение чиновников из советов директоров (тема, инициированная Медведевым).

У нас нет никакой цели создать госкапитализм, - подчеркнул глава правительства, уточнив, что госкорпорации в свое время создавались, чтобы поддержать предприятия в тех сферах, где есть огромная мировая конкуренция. - Это не значит, что государство будет вечно там сидеть“.

В нынешнем месяце в своей программной статье по экономическим вопросам Путин высказался за снижение роли государства в экономике. По его словам, “экономическая политика должна корректироваться в сторону снижения масштабов государственного регулирования, замены регламентации на рыночные механизмы, административного контроля – на страхование ответственности“.

Премьер высказался за выделение непрофильных активов из крупнейших предприятий и банков с доминирующим участием государства и из естественных монополий. Путин считает, что надо ограничить приобретение госкомпаниями новых активов в России: “”Киты” не должны мешать нормальному развитию частного бизнеса в своих секторах, оттирать частных предпринимателей от наиболее выгодных проектов“.

Эта позиция неудивительна. Кризис показал уязвимость модели “государственного капитализма”, которая активно реализовывалась в России в докризисный период. Еще в конце 2010 года правительство привлекло либеральных экономистов для выработки концепции принципиальной корректировки социально-экономического курса. Часть их идей была принята государством, о чем, в частности, свидетельствует и путинская статья.

Осторожность власти

Инициируя снижение роли государства в экономике, российская власть демонстрирует осторожный подход. Цифры, указанные в докладе Шувалова, можно рассматривать как ориентировочные – не исключено, что приватизация растянется на более длительный срок, а государство не полностью выйдет из капитала отдельных компаний, а лишь сократит в них свое присутствие (например, до блокирующего пакета). Такой подход связан с несколькими обстоятельствами.

Во-первых, с осторожностью многих представителей как власти, так и компаний, которые, признавая необходимость изменений, стремятся сделать их как можно более эволюционными. Отметим также, что, по мнению вице-премьера Игоря Сечина, энергетический сектор должен приватизироваться в условиях завершения оформления правил функционирования рынка.

В ряде случаев речь может идти даже о создании новых государственных структур в экономике, хотя и “точечном”. Так, Сечин предложил создать на базе Роснефти или Роснефтегаза государственную нефтегазосервисную компанию, в которую войдут активы, принадлежащие государству (впрочем, в этом случае речь идет не о приобретении новых активов, а о реорганизации управления уже принадлежащими государству структурами).

Во-вторых, с необходимостью улучшения качества управления в государственных компаниях, что должно повысить их капитализацию перед приватизацией. В частности, речь идет о снижении коррупционных рисков. В связи с этим обратим внимание на еще одну инициативу Сечина, который потребовал от госкомпаний раскрытия бенефициаров своих контрагентов, а от руководства – отчетов о доходах.

Похоже, что эта идея больше понравится инвесторам, чем другие предложения вице-премьера. Она стала результатом обсуждения одного из декабрьских совещаний с участием Владимира Путина, на котором премьер потребовал предоставить отчеты об аффилированности от всех госкомпаний и госбанков.

Теперь топ-менеджеры госкомпаний и их родственники должны будут сообщить не только о доходах, но и об акциях, которыми владеют, а также о компаниях, где являются бенефициарами. Причем подать такие декларации должны будут и работники аппаратов правления госкомпаний и госбанков.

В-третьих, со временем проведения приватизации, которое должно быть выбрано с учетом ситуации на рынке – с тем, чтобы не продавать активы “по дешевке”. Приватизация – это не идеологический, а прагматический выбор государства, проводить ее любой ценой никто не будет. Иногда бывает так, что спешка в экономических вопросах вредит не меньше, чем неоправданное промедление в принятии решений.

В то же время осторожный подход к приватизации не означает, что планы российской власти по сокращению присутствия государства в экономике не будут реализованы. Есть позиции тех или иных управленцев (Россия – не Северная Корея, и российские чиновники “строем не ходят”), а есть задачи, объективно стоящие перед экономикой страны. И понимание того, что только сочетание государственного регулирования и поощрения частной инициативы могут повысить конкурентоспособность российской экономики.

Источник: Голос России

Метки:

Оставьте свой отзыв!