Перед соотечественниками откроют дверь шире. О том, какую работу ведут российские центры науки и культуры за рубежом, рассказал представитель “Россотрудничества” Виктор Баженов

Гость в студии “Голоса России” - Виктор Васильевич Баженов, начальник Управления по работе с соотечественниками Федерального агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (”Россотрудничество”).

Интервью ведет Надежда Ширинская.


Ширинская: Я представляю вам нашего гостя. Это начальник Управления по работе с соотечественниками Федерального агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (”Россотрудничество”) Виктор Васильевич Баженов. Здравствуйте, Виктор Васильевич.Баженов: Здравствуйте.

Ширинская: В настоящее время уже довольно много общественных и государственных организаций, которые работают с соотечественниками. Если взять “Россотрудничество”, в чем его коренное отличие? В чем его работа отличается от работы других организаций?

Баженов: Принципиально наша работа отличается тем, что в 60 странах есть наши центры, в 74 странах есть наши представители. Центр науки и культуры представляет собой площадку для работы с соотечественниками. Там работают курсы русского языка, приезжают из России артисты, коллективы, которые могут выступить, пообщаться. Наши центры - это система, которая родилась еще в далекое советское время и неплохо работала.

Многие центры были практически потеряны в 1990-е годы. Их приходилось восстанавливать. Очень часто это была собственность Советского Союза. Ее не стало. Приходилось заново искать возможности приобретать, арендовать и создавать. Это непростая работа, тем не менее, только в 2011 году в различных странах было создано 8 новых центров.

Мы практически завершили создание центров в странах СНГ. Там, понятно, раньше центров не было. Все вновь созданные центры очень хорошо оборудованы, имеют хорошую возможность работать с нашими соотечественниками, причем не только с ними.

Ширинская: Вы сказали о центрах и представительствах. Я не знаю, чем они друг от друга отличаются.

Баженов: Центр - это здание с залами, с возможностью собираться, проводить мероприятия, а представитель - это первая стадия. Когда приезжает представитель, он подбирает здание, подбирает все возможности для работы будущего центра. У центров науки и культуры два основных направления - наука и культура. Культура, конечно, представлена сильнее, одна из сегодняшних задач - создавать научную работу в центрах. Кстати, у нас по планам до 2020 года в мире должно быть не менее 100 центров науки и культуры.

Ширинская: Если говорить про 2012 год, вы можете обрадовать тем, что в какой-то стране, в каком-то городе откроются российские центры науки и культуры?

Баженов: В этом году мы планируем открыть не менее 6 новых центров. Это Лондон, например. В основном, мы открываем центры в столицах. У нас есть несколько стран. Это Индия, где есть 4 центра. В Польше - 3 центра. Будет центр в Канаде. Кстати, где будет открыт новый центр в Канаде, пока еще прорабатывается. Это Австралия, далекий континент, где достаточно большая русская диаспора, община. Там не было центра. Из этих стран было очень много просьб.

Сегодня мы также отрабатываем Никарагуа. В этом году, возможно, произойдет, давно ожидаемое для нас событие - открытие центра в Туркмении, если наши партнеры пойдут навстречу. Там тоже есть русская диаспора, которая хотела бы изучать русский язык, иметь связь с родиной через наши центры.

Ширинская: Если взять советский период, о котором мы с вами начали говорить, тогда центры российской науки и культуры строились и открывались именно для жителей тех стран, где эти центры начинали работать. В настоящее время они стали духовным и культурным местом для наших соотечественников, которые проживают в этих странах.

Баженов: Во-первых, число наших соотечественников значительно увеличилось за последнее время. Есть разные цифры - 25-30 миллионов. Есть соотечественники стран СНГ, в которых тоже существует разное определение - это разделенный народ. Есть соотечественники в Израиле, которых нельзя называть соотечественниками, потому что они приехали на свою прародину.

Ширинская: Их называют репатриантами.

Баженов: Есть самые разные ситуации. Есть, конечно, формы работы, которые были в советское время. Посмотрите, какие центры остались от советского времени. Это Берлин - там огромнейший центр. Это Болгария, София, где тоже есть огромный центр. Это Индия, где центр строился еще при Косыгине. Это огромные центры. Сегодня это невозможно, не всегда даже и нужно содержать такую огромную собственность.

Ширинская: Я была в Будапеште в шикарном центре. Но потом я приехала туда через пару лет, и уже это был совсем другой центр.

Баженов: Скромно. Сегодня надо все просчитывать, в том числе и расходы. Доходов от этой деятельности нет, она полностью гуманитарная. Не так просто содержать эти центры - это расходы государства. Но я думаю, что это оправданные расходы, поскольку потребность в таких местах для общения велика. Кстати, одна из особенностей “Россотрудничества” в работе с соотечественниками - это, прежде всего, русский язык. Федеральная целевая программа имеет подраздел, за который полностью отвечает “Россотрудничество”.

Ширинская: За какой?

Баженов: Это русский язык для наших соотечественников. Это и семинары, и обеспечение специальной литературой.

Ширинская: И курсы повышения квалификации?

Баженов: Да. Есть очень серьезная проблема, связанная со специалистами русского языка, с преподавателями.

Ширинская: Раз мы заговорили про русский язык, я хочу напомнить, что в конце 2011 года в Москве проходила конференция соотечественников по статусу русского языка, на которой была представлена концепция программы “Русская школа за рубежом”. Она была неоднозначно встречена нашими соотечественниками.

Но я знаю, что буквально в тот же день, когда она была представлена, прошли большие переговоры между “Россотрудничеством” и нашими соотечественниками, которые высказали первые “но” и какие-то пожелания. Могу также сказать, что после этого не было ни одной страновой конференции соотечественников, где бы эта концепция не обсуждалась. Все ждут этой программы. В каком состоянии она находится сейчас? Что можно ждать в этом году от ее принятия и реализации?

Баженов: Я немножко уточню. Она называется “Концепция русской школы за рубежом”. До этого она достаточно бурно обсуждалась также и на страновых конференциях, на региональных, хотя и не на всех. Она обсуждалась в Центральной Азии, в Казахстане. Активное обсуждение связано с тем, что школы за рубежом очень разные.

Есть школа при посольстве. Есть школа выходного дня. Есть воскресная школа при наших приходах. Есть школы для того, чтобы, скажем, в Турции турки могли заниматься бизнесом с русскими. В общем, школы самые разные. У них разные статусы и разные возможности. Естественно, разные исходные данные породили очень много дискуссий. Наша концепция в своей основе определяет, что можно найти условия, которые определили бы точно возможности таких школ.

Ширинская: А для чего это надо?

Баженов: Все очень просто. Во-первых, это прежде всего нужно тем, кто заканчивает школу. Они хотели бы получить какой-то документ о том, что они владеют русским языком и в какой степени. Как это признается у нас? Ведь многие приезжают учиться сюда. Дети, которые обучаются в странах СНГ, тоже в разных школах, хотели бы приехать в Россию и иметь аттестат, который бы позволил поступать в наши вузы.

Есть самые разные ситуации, в которых такая программа действительно необходима. Смысл концепции как раз и заключается в том, что после обсуждений в октябре прошлого года она была направлена на доработку в Министерство образования и науки и другие заинтересованные организации, например, фонд “Русский мир”. Следующий шаг - это разработка программы. Концепция утверждается в органах нашей власти. Затем уже разрабатывается программа, и под программу выделяется финансирование.

Ширинская: То есть можно говорить о том, что наши русские школы, какие бы они ни были, воскресные, при посольствах или какие-то другие, будут получать какую-то материальную помощь в связи с этой программой?

Баженов: Речь идет не о материальной стороне вопроса, а об обеспечении, методике, подготовке преподавателей и, в конечном счете, об оценке знания русского языка. Естественно, одна из задач - это распространение русского языка. Эта задача тоже будет решаться. Но это не раздача средств русским школам за рубежом, а создание стройной системы, позволяющей человеку получить образование на русском языке и иметь оценку.

Ширинская: Мне хочется напомнить, что с первого января 2012 года начал свою деятельность Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, который возглавляет исполнительный директор этого фонда Игорь Паневкин. Буквально на днях он был в нашей студии. На свой вопрос, кто же будет его правой рукой в странах проживания наших соотечественников, я ожидала ответа, что это будут посольства и консульства. Однако я узнала о том, что это будут представительства “Россотрудничества”.

Это очень серьезная работа, и, на мой взгляд, она мало вписывается в то, чем занимаются наши российские центры науки и культуры за рубежом. Что конкретно будут делать наши представители на местах?

Баженов: Я хотел бы подчеркнуть, что это не случайное высказывание, а продуманная система будущей работы, потому что масса обращений поступает именно в наши центры. Там соотечественники проводят не только мероприятия, но и обращаются к нам. У нас есть возможность помогать им прежде всего информационно, скажем, по программам переселения наших соотечественников, по вопросам поступления в вузы.

У нас есть квоты, которые мы заполняем. Мы иногда и сами обращаемся к нашим соотечественникам, чтобы они могли своих детей послать учиться к нам. В прошлом году у нас началась большая программа по ознакомительным поездкам в Россию для наших соотечественников. В этом году это порядка 500 человек. Она проходит на ура.

Ширинская: Я не сомневаюсь. Потому что многие из них впервые посещают Россию.

Баженов: Обращений к нам очень много. Мы получаем большую почту по этим вопросам. Понятно, что в разных странах у соотечественников существуют разные правовые проблемы. Мы сделали эксперимент. В ряде наших центров мы организовали такие семинары, обсуждения по этим вопросам, центры правовой информации.

Ширинская: Перед встречей с вами я нашла план работы “Россотрудничества” на 2012 год. Это многие и многие десятки страниц, причем это основные мероприятия. Там отмечена действительно очень большая работа, которая будет проводиться в 2012 году российскими центрами науки и культуры в разных странах.

Мне интересно поговорить более конкретно о тех мероприятиях, которые будут проходить. Давайте начнем с того, что 2012 год объявлен в России годом российской истории. Я знаю, что есть масса планов, которые будут осуществляться через ваше представительство в разных странах. Какие это, например?

Баженов: Во-первых, это Год российской государственности, во-вторых, двухсотлетие войны с Наполеоном и победы в этой войне. Очень много исторических фактов, захоронений, которые свидетельствуют об этой войне. Естественно, мы связываемся по этим вопросам и по другим датам, которые происходят в этом году и которые связаны с мероприятиями прошлого года, когда мы по всем центрам проводили мероприятия, посвященные 50-летию полета Гагарина.

Это было очень заметно. Конечно, такие сквозные мероприятия дают хорошую возможность познакомить зарубежную общественность с российской историей. Я думаю, что основные мероприятия, которые связаны с перекрестными годами в 2012 году, - это перекрестный год Германии в России и России в Германии. Они также позволяют сделать очень многое. Это было сделано в минувшие годы в Италии, в Испании, во Франции.

Ширинская: В минувшие годы очень много мероприятий проводили наши соотечественники в рамках перекрестных годов и в Испании, и в Италии. Будет и такое же и в Германии?

Баженов: Безусловно. В этом году это будет в Германии, в следующем - в Нидерландах. Соотечественники всегда участвуют в проходящих мероприятиях и в перекрестных мероприятиях. Всегда центры этих стран работают наиболее активно. Туда приезжают и коллективы, и художники, и различные мастерские, которые тоже участвуют в этом. Идет включение по полной программе.

Надо сказать, что дело не в сквозных мероприятиях, а в тех исторических связях нашей страны с той или другой страной, скажем, с Индией. Там масса своих исторических дат, событий, людей, которые являются носителями. Это презентации книг, раскрытие исторических документов, которые дают возможность об этом говорить.

Ширинская: Я считаю, что даже наши соотечественники, наши эмигранты (вспомните эмигрантов первой волны) - это личности, это тоже история нашей страны. И те странички, которые этот год поможет нам открыть в жизни этих людей, в их делах, тоже будут прекрасны.

Баженов: Здесь тоже есть наши программы, которые только мы ведем Это восстановление, реставрация памятников людей, которые значимы для России. Это писатели, поэты, музыканты, дипломаты. Это очень большая историческая, патриотичная тема. В прошлом году мы провели такую работу в шести странах, и надо было видеть человеческие отзывы, поддержку этой работы. В этом году мы будем проводить такую работу уже в восьми странах и дальше будем наращивать ее.

Ширинская: А в каких странах? Это больше европейские страны, или есть страны на других континентах?

Баженов: В основном это европейские государства. Мы начинаем с этого - Македония, Сербия, Тунис. Появляются арабские страны, например, Египет. Очень интересны захоронения, которые в силу тех или иных обстоятельств были потеряны. Мы работаем с “Росархивом”, с Министерством культуры, чтобы найти, восстановить и отреставрировать эти памятники.

Ширинская: Уже не первый год “Россотрудничество” ведет эту работу. Есть то, чем вы уже можете гордиться в этой области? Есть ли какое-нибудь русское кладбище, которое уже полностью восстановлено? Или такого еще нет пока?

Баженов: Такого нет, потому что если сказать о цифрах, то, конечно, это сразу дает понимание, насколько… Только воинских захоронений у нас 5,5 миллиона. Этим занимается Министерство обороны. У нас 22,5 тысячи мемориальных памятников. Сейчас мы взялись за тему русских памятников, посвященных русским людям в мире. Это тоже огромнейшая тема, и тоже есть проблемы с их содержанием, восстановлением, с их видом.

Ширинская: Кто конкретно на местах занимается этим восстановлением?

Баженов: Наши представители, центры. Это стоит денег. Даже просто аренда земли, потому что во многих странах существует понимание аренды. “Россотрудничество” оплачивает это. Наши представители составляют сметы, нанимают строительные организации, подбирают реставраторов. Все это проходит через наших представителей.

Ширинская: Например, в Греции есть русские кладбища, их там несколько. Это идет еще с далеких времен, с XIX века. Я была в Баден-Бадене на русском кладбище, которое тоже находится далеко не в приличном состоянии. И там погребены такие люди, которые должны быть удостоены нашего внимания. Мы должны смотреть за такими могилами, содержать их в порядке. Я думаю, что в этом году эта работа будет продолжаться.

Каким образом ваше управление работает с соотечественниками? Вы имеете какие-то дела конкретно с ними, или это проходит через ваши представительства, или вы, допустим, можете связываться с нашими соотечественниками и с ними о чем-то договариваться, решать какие-то вопросы?

Баженов: Безусловно. Во-первых, мы участвуем в конференциях - страновых, региональных. Мы вносим иногда какие-то предложения по решению тех или иных вопросов, хотя это движение идет снизу, и оно у нас достаточно организовано. Все-таки есть 92 страны, где находятся организации соотечественников.

Порой очень много организаций, и они ведут споры между собой о том, кто важнее. Но наша задача - показать, что для нас важны все, и нам бы не хотелось, чтобы они между собой о чем-то спорили, ругались. Мы стараемся помогать и тем, и другим. Есть огромная система СМИ, например, интернет-газет, просто русских газет. С ними мы тоже связываемся. Мы получаем очень много обращений. Наше управление реагирует только на те обращения, которые поступают к нам. Это касается изданий книг, изданий газет, распространения информации. Можно представить, сколько почты приходит к нам ежегодно со всего мира.

Ширинская: Это очень хорошо. Если приходит почта, значит, вас ценят и знают, что вы можете помочь советом, деньгами.

Баженов: Может быть, не всегда получается помочь, особенно если это касается материальных средств, бывает сложно. Мы все-таки государственная бюджетная организация.

Ширинская: В принципе, в ваши обязанности не входит материальная помощь. Вы помогаете, допустим, учебниками, методической литературой, привозите сюда наших соотечественников, молодежь. Это тоже большое дело. Я уже не говорю о центрах русской культуры. Кстати, в моей программе часто бывают в гостях представители “Россотрудничества” на местах, которые рассказывают о той работе, которую они ведут.

Я через вас хочу сказать большое спасибо тем людям, которые неравнодушны к своей работе. Мой главный человек - это Александр Александрович Крюков в Тель-Авиве, с которым мы регулярно встречаемся. Я знаю, что у него в день проходит по несколько мероприятий - настолько там все активно. Соотечественники, которые приезжают из Израиля, первым делом всегда говорят о вашем представительстве в Тель-Авиве и о том, как хорошо налажена работа.

Баженов: Надеюсь, он нас слышит сейчас.

Ширинская: Хотя, может быть, не везде так прекрасно построена работа. Вы знаете, где-то для наших соотечественников двери распахнуты настежь, где-то они чуть-чуть приоткрыты. Будем надеяться, что год от года эта работа будет улучшаться, налаживаться и наши соотечественники будут находить под крышей ваших домов уютное место, где их ждут, где им рады и где они сами готовы провести мероприятия. Что вы можете сказать по поводу тех людей, которые работают вашими представителями?

Баженов: Это, безусловно, хорошие люди с разным опытом. Надо понимать простую вещь. Мы тоже находимся на переходе системы. “Россотрудничеству” три года, до этого был “Росзарубежцентр”, а до этого - Союз советских обществ дружбы. Конечно, 1990-е годы наложили определенный отпечаток. Мы теряли центры, кадры, которые уходили, потому что зарплаты были маленькие и трудно было на них прожить.

Сейчас система работает иначе. Система уже спрашивает с людей, предлагает возможность развиваться, работать. Также система позволяет расти, потому что приходит много молодежи, что тоже отрадно. С другой стороны, нам нужны и опытные люди, которые имеют опыт работы в стране, в организации мероприятий, имеют хорошие человеческие качества.

Ширинская: Это очень важно в работе с соотечественниками.

Баженов: Понятие дома для нас и для всех выехавших россиян - это дом, где должно быть уютно, где всегда хорошо встретят. И слегка открытых дверей для соотечественников, конечно, не должно быть. Мы надеемся и на наших соотечественников. Можно нам сообщить о том, что дверь закрыли перед носом или не приоткрыли. Я думаю, что система начинает работать совершенно иначе, хотя понятно, что сразу не везде все получается.

Ширинская: Виктор Васильевич, есть ли у вас заключительные слова, обращение к нашим соотечественникам?

Баженов: Я хотел бы сказать, от соотечественников, от организаций зависит очень многое. В этом году у нас будет очередной Конгресс соотечественников. Это мероприятие, которое породило движение соотечественников. Прошло три года - можно высказать новые идеи, которые будут услышаны и реализованы, пусть и не всегда быстро.

По сути, все, что было решено на конгрессах, реализовалось. Появились организации, финансирование через правительственную комиссию. Говорят, что этого мало, но наша страна не настолько богата, чтобы помочь каждому соотечественнику. Тем не менее, уже есть возможность получать литературу, проводить собрания, встречи.

Источник: Голос России

Метки: ,

Оставьте свой отзыв!