Стальная волна – продукция российского машиностроения – поднялась сама. Если не ставить на пути промышленности искусственные дамбы, она может захлестнуть мир.

 

В XXI веке Россия может стать для мира тем, чем некогда была Германия, – ведущим производителем сложнейшей механики, оптики и т.д. Отечественная промышленность стремительно перевооружается. Поэтому в ближайшие 10 лет РФ имеет все шансы превратиться в одного из крупнейших в мире потребителей, а затем и производителей сложных и высокотехнологичных станков.

Промышленникам не надо объяснять – оборудование решает всё. Вот пример: несколько текстильных фабрик в Ивановской области переоснастили современными ткацкими автоматами, каждый из которых заменил два десятка давно устаревших станков. После этого производительность труда в цехах подскочила в 70 раз!

Современный станок – немногим проще межпланетного корабля. Это настолько хитроумное и сложное изделие, что, по статистике, среднее время изготовления машины достигает шести месяцев. Существуют и такие станки, которые строятся три года. Так что любая страна, имеющая высокоточное машиностроение, может гордиться им не меньше, чем космической или авиационной отраслью.

У РФ есть все шансы вновь примкнуть к этому элитному клубу. Эксперты приводят любопытные выкладки. Запад – колыбель точного машиностроения – давно разучился работать руками. 20 лет назад эстафету подхватил Китай, вскоре научившийся дёшево копировать лучшие мировые образцы. Но и он постепенно сдаёт. В КНР идёт непомерно бурный рост зарплат. С 1960 по 1992 г. китайский рабочий в пересчёте на валюту США зарабатывал 12–42 долл. в месяц. С такими расходами на рабочую силу конкурентов у местных предприятий не было. Но уже в 2001 г. средняя зарплата рабочего превысила 100 долл. в месяц, в 2006 г. составила 218 долл., в 2009 г. – 393 долл., а в прошлом году подскочила до 554 долларов.

С такими темпами удорожания рабочей силы китайцы стремительно теряют основное преимущество. Тем временем на горизонте вновь восходит звезда российского точного машиностроения. На многих предприятиях идёт уже не первая волна технического перевооружения. Ещё до кризиса, в 2008 г., мы стали крупнейшим на европейском пространстве покупателем продукции передового станкостроения. Экономическая перетряска не остановила процесс. В 2011 г. отечественные предприятия приобрели высокоточных станков на 600 млрд. рублей. По прогнозам, в следующем потратят 740 млрд. рублей. Спрос только растёт: в 2015 г. заводы купят станков на 770 миллиардов. «Это 15–20% от общего мирового рынка продукции сложного станкостроения», – говорит глава Союза предприятий тяжёлого машиностроения О. Цимбал.

Пока речь идёт о закупке передового оборудования. Что интересно, более 60% станкостроительных закупок российских предприятий приходится не на Китай, а на Германию. Оттуда к нам везут такую сложную технику, как многокоординатные обрабатывающие установки, лазерные станки фигурной раскройки по металлу и т.п. «В закупках станков за рубежом нет ничего зазорного. Именно так действует Китай. Да и Россия уже дважды проходила этот путь. В первый раз – во время промышленной революции 1890-х годов. Второй раз – в период сталинской индустриализации 1928–1940 годов», – рассказывает профессор ГУ ВШЭ В. Серебряков.

Основной потребитель средств производства – машиностроение, закупающее 57% станков, второй – оборонка с долей 23%. Третий – нефтегазовый комплекс, но на него приходится только 5% спроса на высокотехнологичное промышленное оборудование. Машиностроители знают, во что вкладывать. На первом этапе передовое оборудование позволило резко нарастить производство. Например, выпуск паровых турбин, по данным Росстата, с 2000 г. подскочил вверх в 2,5 раза, компрессоров – в пять раз, упаковочных линий – втрое. Выпуск электровозов – достиг советского уровня.

Это – первый этап развития промышленности. За ним следует второй – переход к производству самих средств производства. Тут у нас большой задел. В СССР было 400 станкостроительных предприятий, три сотни дожили до наших дней. Правда, СССР занимал третье место в мире по производству и второе – по потреблению механообрабатывающего оборудования. Сейчас Россия – на 22-м и 17-м местах.

К счастью, пять лет назад отрасль начала постепенно выкарабкиваться из кризиса. Например, производство литейных станов выросло на 126%, гидравлических прессов – на 170%. Что интересно, машиностроение поднялось собственными силами. Пока оно само шло в рост, чиновники Минпромторга бурно обсуждали меры государственной поддержки, раздумывали над идеей создания объединённой станкостроительной корпорации и рисовали красивые планы. По большей части они остались на бумаге. Тем временем стальная волна – продукция российского машиностроения – поднялась сама. Если не ставить на пути промышленности искусственные дамбы, она действительно может захлестнуть мир.

Источник: «Аргументы Недели», Константин ГУРДИН

Метки:

Оставьте свой отзыв!