Россия и Британия: лед сломан

К официальному визиту премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона в Россию было приковано пристальное внимание в обеих странах. Это был первый визит в Москву главы британского правительства за последние шесть лет

Великобритания – единственная из крупнейших европейских стран, с которой во второй половине нулевых у России политические отношения не только не развивались, а, напротив, шли под уклон.

Британский прагматизм перевесил груз прошлого

Причины хорошо известны. Уже около десяти лет острое раздражение в России вызывает отказ британской стороны выдать ряд людей, которые рассматриваются у нас как преступники, но в Лондоне получили статус политических беженцев. Прежде всего, речь о Борисе Березовском и Ахмеде Закаеве. В свою очередь, английские власти с 2007 года безуспешно добиваются выдачи для судебного расследования бывшего сотрудника ФСБ Андрея Лугового, которого местные следственные органы подозревают в организации отравления радиоактивным полонием бежавшего в Лондон и входившего в окружение Березовского другого экс-сотрудника ФСБ Александра Литвиненко. К взаимным обидам добавилась история с налоговыми претензиями в адрес Британского Совета, которая привела к закрытию всех его региональных офисов в России. Наконец, резкое недовольство английского правительства вызвала военная операция России по отражению грузинской агрессии в Южной Осетии в 2008 году. После этого двусторонние отношения опустились до минимально низкого уровня, а все формы сотрудничества в сфере безопасности и борьбы с международным терроризмом были прерваны британской стороной.

После прихода к власти в мае прошлого года коалиционного правительства консерваторов и либерал-демократов в Лондоне наступил период переосмысления отношений с Москвой. Совершенно очевидно, что Россия – слишком крупный игрок и на европейском пространстве, и в регионах Ближнего и Среднего Востока, чтобы претендующая на активную международную роль Великобритания могла долго игнорировать потребности в активном взаимодействии с ней. Сказалась и позитивная перезагрузка в отношениях России с самым важным британским союзником – США. Кроме того, свою роль играли и экономические интересы. Как-никак Британия является шестым крупнейшим инвестором на российском рынке, 600 английских компаний работают в России, осуществляя контракты на 20 млрд. фунтов. А российские компании с каждым годом расширяли свое присутствие на Лондонской фондовой бирже. Помимо всего прочего, бизнесмены из России стали одним из главных факторов спроса на лондонском рынке недвижимости.

Все это вместе взятое привело к тому, что в новом английском правительстве прежняя нервозность и даже ожесточенность в отношении России стали уступать место традиционному британскому прагматизму.

Россия, со своей стороны, всегда была готова к нормализации отношений со своим традиционным партнером, к их развитию в спокойном, прагматичном ключе, не избегая обсуждения противоречий, но выдвигая на первый план взаимную потребность во взаимодействии по широкому кругу вопросов.

Итоги переговоров Медведева и Кэмерона

Надо сказать, что перед поездкой Дэвида Кэмерона в Россию британская политическая оппозиция и влиятельные СМИ настоятельно призывали его акцентировать трудные вопросы двусторонних отношений. И хотя основной смысл визита состоял в обсуждении новой повестки дня во взаимодействии двух стран, Кэмерон не мог не поднять вопрос о «деле Литвиненко», иначе в Англии его бы просто не поняли. Переговоры показали, что Москва и Лондон по-прежнему придерживаются противоположных точек зрения на дело об убийстве Александра Литвиненко.

Дмитрий Медведев призвал смотреть на это дело исключительно «через юридические очки» и подчеркнул вредность любой политизации этого вопроса. Дэвид Кэмерон также подтвердил неизменность позиции Лондона по делу Литвиненко, но отметил, что британская сторона готова продолжить его обсуждение. «Это дело остается проблемой между Россией и Великобританией, но это не означает, что мы должны полностью заморозить наши отношения. То, что нужно сделать двум зрелым и разумным странам, - это попытаться посмотреть, не можем ли мы выстроить отношения, которые были бы в наших взаимных интересах», - вполне в позитивном духе заявил британский премьер.

Как выяснилось на пресс-конференции, старая история 2006 года была не единственным пунктом несовпадения позиций на переговорах. При обсуждении актуальных международных проблем стороны разошлись во мнениях относительно оценки ситуации в Сирии и содержания будущей резолюции Совбеза ООН по этому вопросу. По мнению российского президента, «по Сирии необходимо принять такую резолюцию, которая будет жесткой, но в то же время сбалансированной и адресованной двум участникам сирийского конфликта - как официальным властям, так и оппозиции». Кроме того, она не должна предусматривать дополнительных санкций в отношении Дамаска, которые и так уже введены Евросоюзом и США. А главное - сирийская резолюция не должна превратиться в подобие той, что была принята в отношении Ливии, «в смысле ее практического исполнения», подчеркнул Дмитрий Медведев. С точки зрения британского премьера, как и других западных лидеров, ситуация в Сирии однозначна: «Мы не видим будущего для президента Асада и его режима в Сирии, они потеряли свою легитимность и должны отказаться от власти». Впрочем, Медведев отметил, что дискуссия продолжается и есть надежда в результате выйти на приемлемый вариант резолюции.

В целом, остающиеся проблемы и разногласия не омрачили общую атмосферу переговоров в Москве. Вообще лидеры России и Британии больше говорили о динамичном развитии и благоприятных перспективах экономического сотрудничества. Дмитрий Медведев подчеркнул, что Москве и Лондону необходимы надежные гарантии для взаимных инвестиций.

В этой связи президент России остановился и на проблеме коррупции. Он не согласен с мнением о том, что в Россию нельзя вкладывать в средства до тех пор, пока она не победит коррупцию. «Мне бы хотелось сказать, что если исходить из таких критериев, тогда очень трудно будет работать с большинством государств, которые существуют на нашей планете», - отметил Медведев. Вместе с тем, президент подчеркнул: «Эта проблема, к сожалению, носит очень масштабный характер, и для того, чтобы ее побороть, нужны системные меры. И даже не ради того, чтобы понравиться кому-либо из иностранных инвесторов, а для того, чтобы навести порядок в своей экономике. И мы будем этим заниматься».

Встреча двух премьеров

Насыщенной и конструктивной была и встреча Дэвида Кэмерона со своим российским коллегой Владимиром Путиным. Хотя, по сообщению пресс-секретаря российского премьера Дмитрия Пескова, на встрече обсуждалось и «дело Литвиненко», в основном речь шла об экономических вопросах. Среди интересных для обсуждения тем Кэмерон назвал сотрудничество в подготовке к Олимпиадам в Лондоне в 2012 году и в Сочи в 2014 году, а также импорт и экспорт технологических решений.

Главы правительств двух стран обсудили сорвавшуюся крупную сделку Роснефти с British Petroleum. Насколько можно понять, Путин пытался убедить Кэмерона в том, что российское государство не имеет отношения к срыву сделки. Участники встречи разделяют мнение, что у BP на российском рынке сохраняются прочные позиции.

В ходе визита главы британского правительства в Москву было подписано несколько двусторонних соглашений в области экономического и научно-технического сотрудничества. Они касаются возможного участия английских компаний в важнейших для России проектах ближайшего будущего: создание инновационного центра «Сколково», создание в Москве Международного финансового центра, прокладка сверхскоростных железных дорог в рамках подготовки к чемпионату мира по футболу 2018 года.

Правда, эти соглашения в основном носят форму меморандумов о намерениях и должны быть в будущем подкреплены конкретными контрактами. Итоги визита Дэвида Кэмерона в Москву, свидетельствующие о восстановлении полноценного диалога на высшем уровне между Россией и Британией, дают надежду на это. Да, исторического прорыва в двусторонних отношениях в ходе визита достигнуто не было. Но на это никто и не рассчитывал. Важно было сломать лед, сковывавший развитие этих отношений в течение пяти лет. И в этом смысле главный результат визита главы британского правительства - общий конструктивный, доброжелательный дух переговоров, готовность сдержанно относиться к неразрешенным проблемам и разногласиям, не зацикливаться на прошлом, а смотреть в будущее.

Источник: Голос России

Метки: ,

Оставьте свой отзыв!