Классический пример красивой стратегической операции в рамках глобальной игры – российские действия на Кавказе в августе 2008 года.

Классический пример красивой стратегической операции в рамках глобальной игры – российские действия на Кавказе в августе 2008 года.

Москва знала, что Тбилиси под крылом Вашингтона готовит силовой захват Абхазии и Южной Осетии.

Это было очевидно всем, особенно после того, как Саакашвили «восстановил конституционный порядок в Аджарии».

Не менее очевидно было, что США подготовили России стратегическую ловушку. Грузинская армия могла спокойно выбрать объект вторжения (отделившиеся республики разъединены географически), создать подавляющее преимущество и в считанные дни подавить сопротивление местного ополчения. Затем международное сообщество не станет особо заморачиваться вопросом, сколько там погибло мирного населения и сколько стало беженцами. Для противодействия такому сценарию Россия должна была обеспечить избыточное военное присутствие сразу и на территории Абхазии, и на территории Южной Осетии, введя в республики 15-20 тысяч своих войск, т.е., от половины до двух третей всей кавказской группировки.

Этим Россия обнажала нестабильный Северный Кавказ, вызывала напряжение в Турции и жёсткую критику всего «цивилизованного мира», а Саакашвили мог, организуя незначительные провокации, приковать эти войска к месту на годы и спокойно ждать, когда Россия устанет.

Если бы Россия (сразу или по истечении времени) решила разрубить грузинский узел одним ударом, то либо грузинская армия устояла, и это был бы позор, от которого российская власть вряд ли оправилась бы, либо Грузия была бы оккупирована. Что, в свою очередь, предполагало цугцванг для России. Войска надо держать, теперь уже в Грузии. Правительство (в изгнании) твердит о своей легитимности и о продолжении войны. «Цивилизованный мир» признаёт и поддерживает правительство в изгнании. Даже если Саакашвили погиб (пойман и осуждён), ни один адекватный грузинский политик не пойдёт на сотрудничество с оккупантами. То есть Россия вновь оказывается в стратегической ловушке, в своего рода кавказском Афганистане, когда и уйти нельзя, и оставаться невозможно. Её силы скованы, её политика скомпрометирована, авторитет её власти падает, она становится лёгкой добычей и вынуждена уступать в других районах планеты.

Казалось бы, безупречный план, в котором США ничем не рискуют, кроме какого-то грузина (у них таких вагон и маленькая тележка), а у России нет хорошей игры. Но Путин доказал, что стратег от Бога, и нашёл простой, но крайне эффективный ответ.

Несколько месяцев Россия демонстрировала готовность слить Абхазию и Южную Осетию, не втягиваясь в затяжной конфликт. Она вяло отбивалась от грузинских информационных провокаций, практически не реагировала на концентрацию грузинских войск в приграничных районах, заявляла стандартные протесты в связи с учащающимися обстрелами территории двух республик и на дипломатическом фронте призывала американцев «жить дружно» и «повлиять» на Саакашвили. При этом даже контингент миротворцев был не то что не усилен, но предельно ослаблен.

Вашингтон и Тбилиси всё поняли «правильно». Когда началась грузинская агрессия против Южной Осетии, Москва в течение первых суток продолжала вяло протестовать, давая возможность грузино-американцам полностью втянуться в конфликт. И они втянулись. В то время как ошалевшие от безнаказанности грузинские генералы и политики в прямом эфире заявляли о начале «операции по восстановлению конституционного порядка» (фактически признавая себя агрессором), а грузинские военные не только начали этническую чистку, но и напали на базу российских миротворцев, западные СМИ в качестве «утешительного приза» России (или чтобы увеличить степень её унижения) не слишком скрывали природу конфликта и имя напавшего первым.

А ещё через сутки российские войска, заранее скрытно сосредоточенные на подступах к Рокскому перевалу, стремительно прошли через четырёхкилометровый Рокский тоннель, обеспечив за собой стратегическую коммуникацию, выбили грузин из Цхинвала и приступили к добиванию грузинской армии на грузинской территории. В это время менять информационный фон для Запада было уже поздно – Саакашвили так и остался международно признанным агрессором. Грузинская армия прекратила существовать как реальная боевая сила, доверие населения к властям Грузии резко упало, оппозиция усилилась, позиции США в регионе ослабли, так как все увидели, как беспощадно гоняют по горам и ущельям главную американскую марионетку, а Вашингтон молчит и утирается.
Но самым красивым в этой операции было её завершение. Не сомневаюсь, что генералы хотели войти в Тбилиси. Все генералы хотят закончить войну в столице поверженного врага и получить за это орден. Но войска были остановлены в сорока километрах от беззащитной столицы Грузии, Саакашвили не стали свергать. Саркози дали сыграть роль посредника-миротворца, едва ли не спасителя грузинского режима.

Результат – Саркози обязан Кремлю, и стратегическое партнёрство с Францией (включая продажу «Мистралей») не вызывает более никаких сомнений. Грузинская оппозиция объединяется против Саакашвили, втянувшего страну в позорную войну и окончательно утратившего шанс на восстановление грузинской власти в Абхазии и Южной Осетии. Если бы Саакашвили был свергнут, Москва столкнулась бы с проблемой оккупации страны, после окончания которой любой другой грузинский политик, пришедший к власти, был бы не менее антироссийским, а результаты войны были бы не закреплены политически, удерживаясь лишь военной силой.

Теперь же Саакашвили держится лишь потому, что в США понимают, что любой его преемник, в силу настроений народа после августовской войны 2008 года, вынужден будет пойти на более конструктивный диалог с Москвой. Нет, грузинские политики не будут пророссийскими, просто они не будут проамериканскими, и все деньги, вложенные в Кавказ Вашингтоном, пропадут. США сами попали в ловушку, расставленную ими России. Они теперь должны обеспечивать своё избыточное присутствие в Грузии, чтобы поддерживать непопулярного Саакашвили, бессмысленно бросая туда силы и средства, понимая, что рано или поздно, но всё равно Саакашвили уйдёт.

В свою очередь Россия дополнительно обезопасила нестабильный Северный Кавказ от грузинских провокаций, создав два буферных государства и сковав силы оппонентов в самой Грузии. Более того, несмотря на формальное непризнание Южной Осетии и Абхазии подавляющим большинством государств, война получила легитимное окончание – Сакашвили подписал условия, продиктованные ему Медведевым через Саркози. Российские войска легитимно находятся в занятых ими районах. А заняты ими только те районы, где население поддерживает Россию, значит, обеспечена поддержка населения, что избавляет от необходимости держать здесь крупную группировку. Достаточно демонстрации флага.

Россия красиво выиграла и с точки зрения большой (глобальной) стратегии – практически бесплатно усилив свои позиции в регионе, в котором до этого находилась в патовой ситуации, и с точки зрения стратегии чисто военной, проведя классическую операцию по уловлению противника на ударе в пустоту и его молниеносном разгроме в ходе короткого контрнаступления. В ходе этой кампании Россия выиграла и информационную войну. Причём выиграла она её за счёт задействования СМИ противника, то есть ресурс противника использовался для решения российских проблем.

Автор:  Ростислав Ищенко - президент Центра системного анализа и прогнозирования

По материалам Версии

Метки:

Оставьте свой отзыв!