Визит Гейтса в Россию: диалог продолжается

Визит министра обороны США Роберта Гейтса состоялся в крайне непростой и напряженной международной ситуации, когда Соединенные Штаты вместе со своими союзниками наносят авиаудары по военным объектам режима Муаммара Каддафи

Россия, как известно, хотя и не наложила вето на резолюцию №1973 Совбеза ООН, дающую санкцию на силовые действия по обеспечению бесполетного неба над Ливией и защите мирных жителей от войск Каддафи, но сожалеет по поводу неизбирательного применения военной силы международной коалицией и призывает к мирному решению внутреннего конфликта.

К этому надо добавить, что никуда не делись прежде возникшие разногласия между США и Россией по ряду принципиальных вопросов, в первую очередь, о развертывании в Европе системы ПРО. Тем не менее, состоявшаяся ранее перезагрузка двусторонних отношений заложила настолько прочный фундамент взаимодействия, что это позволяет даже в необычно острой и противоречивой ситуации спокойно обсуждать вопросы, по которым точки зрения не совпадают.

Ностальгия по былой ясности

Интересно, что Роберт Гейтс начал свой визит не с официальных переговоров, а с посещения 21 марта Санкт-Петербурга, где он выступил перед слушателями Военно-морской академии им. Кузнецова. В своем выступлении глава военного ведомства США представил американские оценки международной ситуации и состояния двусторонних отношений.

Роберт Гейтс – человек очень опытный и прекрасно знает Россию. В 1974 году, уже работая в ЦРУ, он защитил в Джорджтаунском университете докторскую диссертацию по истории России и СССР, а в конце 80-х – начале 90-х годов был сначала заместителем директора, а затем директором ЦРУ. Возможно поэтому он стал одним из немногих высокопоставленных чиновников предыдущей республиканской администрации, кого Барак Обама пригласил в свой кабинет. Выступая перед слушателями академии, Гейтс отметил, что когда он возглавлял ЦРУ, мир был более понятным: существовали две сверхдержавы, и всё по большому счету зависело от них. А вот после окончания холодной войны мир усложнился, появилось больше нестабильности, вырос уровень международного терроризма и преступности.

 Два подхода к ситуации в Ливии

Действительно, расклад сил на мировой арене стал многолинейным и неоднозначным. Настолько неоднозначным, что глава Пентагона, выступая в столь специфической аудитории, призвал Москву “подумать, в какой форме российские военные могли бы действовать в составе международных коалиций”. Правда, этот призыв делался в общей форме, вне связи с ситуацией в Ливии, но, видимо, эта возможность подразумевалась.

Словно отвечая на призыв Гейтса, президент России Дмитрий Медведев в беседе с журналистами в тот же день четко заявил, что участие нашей страны в международной военной коалиции против режима Каддафи неприемлемо. “Мы, конечно, не будем принимать участия в закрытии воздушного пространства, не будем отправлять контингент, если операция будет проходить на земле, но свои миротворческие возможности, посреднические усилия будем использовать”, - подчеркнул Медведев.

Более подробно ливийская тема обсуждалась 22 марта на переговорах Роберта Гейтса в Москве с российским министром обороны Анатолием Сердюковым, а затем в ходе встречи с президентом Медведевым.

Министр обороны РФ изложил своему коллеге российскую оценку ситуации в Ливии, которую накануне четко сформулировал президент Медведев. Россия исходит из того, что мандат, вытекающий из резолюции 1973 Совбеза ООН, предусматривает только меры по защите гражданского населения и недопущению эскалации конфликта.

“Однако, - отметил Сердюков, - последние события показывают, что в этой стране начались реальные боевые действия, в результате которых пострадали гражданские объекты, погибли мирные жители. Этого допускать было нельзя”. Позиция России состоит в том, что все стороны конфликта должны незамедлительно прекратить огонь и начать диалог.

Министр обороны США, со своей стороны, старался уверить, что действия международной коалиции в Ливии находятся в полном соответствии с резолюцией Совета безопасности ООН, которая была принята по призыву Лиги арабских государств.

По его словам, коалиция придает большое значение тому, чтобы избежать потерь среди гражданского населения, и большинство целей являются объектами ПВО, удаленными от населенных районов. Сообщения о многочисленных жертвах среди мирных жителей он назвал “ложью Каддафи”. Роберт Гейтс согласился с Анатолием Сердюковым, что будущее Ливии – “дело ливийского народа, ему решать”. До этого в интервью “Интерфаксу” он заявил, что коалиция не ставит своей целью устранение Каддафи.

Самым неожиданным из заявлений главы Пентагона было то, что хотя до сих пор военная операция против сил Каддафи развивалась достаточно интенсивно, в последующие дни интенсивность ударов сократится. Впрочем, это заявление вполне объяснимо. Если с точки зрения подавления средств ПВО и бронетехники армии Каддафи военная операция союзников была эффективной, то с точки зрения обеспечения подавляющего перевеса сил на стороне повстанцев она не дала желаемых результатов.

Практическая цель продолжения операции становится все более туманной. В этих условиях руководство США стремится передать дальнейшее координирование боевых действий командованию НАТО, тем более что решение президента Обамы принять участие в операции в Ливии, не заручившись предварительно одобрением конгресса, подвергается все большей критике в американской политической элите.

Аргументы Роберта Гейтса, похоже, не убедили российское руководство. Судя по сообщению пресс-службы Кремля, президент России в ходе встречи с министром обороны США в Горках вновь выразил озабоченность тем, как выполняется резолюция Совета Безопасности ООН о введении бесполетной зоны над ливийской территорией, а также возможностью жертв среди гражданского населения в связи с неизбирательным применением сил авиации. В то же время Дмитрий Медведев подтвердил готовность России к посреднической миссии для мирного урегулирования конфликта в Ливии.

Разногласия по ПРО – не барьер для сотрудничества

Другим непростым вопросом на переговорах Роберта Гейтса в Москве был вопрос о развертывании в Европе системы противоракетной обороны. Судя по всему, принципиальных изменений в позициях сторон не произошло. Президент Дмитрий Медведев еще раз изложил российскую позицию, исходящую из идеи создания совместной общеевропейской ПРО.

Глава Пентагона по-прежнему отстаивал целесообразность параллельного строительства двух систем ПРО – под эгидой НАТО и российской. Он пытался всячески убедить, что создание натовской ПРО в Европе никоим образом не представляет угрозы для России. Между тем, отвечая на вопрос, готовы ли США дать юридически обязывающие гарантии ненаправленности ПРО против России, Гейтс сказал о возможности предоставления достаточных политических заверений.

По его словам, это обусловлено тем, что юридические гарантии очень трудно провести через конгресс, на это может потребоваться и пять лет, в то время как “надо получить ответ на вопрос о гарантиях гораздо скорее”.

Суммируя итоги переговоров по этому вопросу, министр обороны США отметил: “Мы продолжаем интенсивный диалог по ПРО, и хотя у нас есть разногласия, которые предстоит преодолеть, мы продвигаемся вперед”.

Он подчеркнул, что США хотели бы “иметь Россию в качестве партнера в европейской ПРО”, и в этой связи назвал идею президента Медведева о создании центра по обмену данными по оценке ракетных угроз очень перспективным предложением.

Министр обороны РФ Анатолий Сердюков, касаясь обсуждения проблем ПРО, подчеркнул:

“Есть общее понимание того, что сотрудничество лучше, чем конфронтация. Дискуссии будут продолжены на экспертном уровне и, конечно, в специализированной рабочей группе”.

По его словам, это один из тех вопросов, на которые “нет простых и однозначных ответов”. И все же Сердюков считает, что после саммита Совета Россия - НАТО в Лиссабоне появились новые возможности для взаимодействия по ПРО.

Гораздо в большей степени позиции двух министров обороны совпадали при обсуждении ситуации в Афганистане. Москва заинтересована в успехе коалиционных сил, возглавляемых НАТО, и желает стабилизации обстановки в этой стране. Также обе стороны позитивно оценивают шаги по началу реализации Договора СНВ-3.

В конструктивном практическом ключе обсуждались вопросы военно-технического сотрудничества, обмена опытом в деле реформирования вооруженных сил и обучения личного состава. Подводя итоги переговорам, Анатолий Сердюков подчеркнул:

“Мы придаем большое значение развитию сотрудничества с Минобороны США. Сегодняшняя встреча - подтверждение позитивного развития отношений в военной области”.

Источник: Голос России

Метки:

Оставьте свой отзыв!