Баба Яга - один из самых злых героев русских сказок. Как появился этот мрачный персонаж в народных преданиях?

Мы продолжаем исследовать корни суеверий и преданий, которые иногда подспудно влияют или, по крайней мере, пытаются влиять на нашу жизнь. Это не всегда приятно, но случается и так, что мифы можно обратить себе во благо, в том числе и во благо материальное. Возьмем, например, сферу туризма. Румыния умело пользуется легендами о графе Дракуле, чтобы привлечь путешественников. Лапландия гордо поименовала себя родиной Санта-Клауса и стрижет купоны в сезон рождественских каникул… В общем, легенда – это не только интересно, но и коммерчески выгодно. В России решили тоже поработать по этой схеме. Недавно стало известно, что в стране появится своя сказочная география.

На сказочной карте России отразится вся известная информация о музеях, усадьбах и резиденциях мифических персонажей, таких как Дед Мороз, Илья Муромец, Баба Яга и другие. Царевну-лягушку и Алешу Поповича поселят в Ростове, Кощей Бессмертный получит резиденцию в Тверской области, Великий Устюг уже довольно давно позиционирует себя как родина Деда Мороза, а вот его внучка Снегурочка почему-то окажется в Костроме. Бабе Яге достанется прописка в Ярославской области – в селе под названием Кукобой.

Строго говоря, это село было объявлено родиной Бабы Яги несколько лет назад, и там уже открыт ее музей – классическая избушка на курьих ножках. Она создала 13 рабочих мест и сделала Кукобой не просто селом, а туристическим местом. Понятно, что на самом деле Кукобой родиной Бабы Яги быть никак не может хотя бы потому, что первые упоминания об этом селе приходятся на XVI век, а Баба Яга – значительно старше.

Между тем, Русская православная церковь не очень довольна тем, что село использует Бабу Ягу, возвращая ей (пусть и в коммерческих целях) значение культовой фигуры. В московском патриархате выступали с резким осуждением “поклонения Бабе Яге” - ведь она персонаж языческий. И, откровенно говоря, страшный.

Хотя, если честно, тем, кто вырос на старых добрых киносказках, снятых советским кинематографом, Баба Яга совсем страшной казаться не может. В этом заслуга прекрасного артиста Георгия Милляра, который играл этого персонажа не раз и не два. Про Милляра даже говорили, что он лучшая Баба Яга всех времен и народов. В его исполнении сказочная старуха представала пугающей, но и смешной одновременно. Это и делало ее чрезвычайно обаятельной.

Между тем, изначально смешной Баба Яга не была. Она была отталкивающей и жуткой богиней. Да-да, именно так: в сказочный персонаж она выродилась уже потом.

У писательницы Тэффи есть потрясающий рассказ о Бабе Яге, который начинается так: Сказки рассказывают: Баба Яга, костяная нога, в ступе едет, пестом погоняет, помелом след заметает. Учитель словесности говорил: Баба Яга – богиня вьюг и метелей. В детских книжках изображалась Баба Яга худой, дикой старухой, с зелеными злыми глазами, изо рта клык торчит, волосы седые, косматые. Страшная, костлявая – у-у-у, и детей ест. Слово богиня вызывало представление о красоте – Венера, Диана. Мы видели их статуи, образцы совершенства. Мы слышали выражение хороша, как богиня. И вдруг эта лютая ведьма, злющая, уродливая старуха – наша богиня. Было это нелепо и смешно.

Хотя на самом деле ничего смешного нет: боги были очень разными и по характеру, и по внешнему виду, причем второе обычно соответствовало первому. Добрый Лель, славянский бог весны, был очень красив, а вот Баба Яга, которая могла запросто пообедать потерявшимся путником, и вид имела соответствующий и потому жила в чаще леса. Кости у Яги местами выходят наружу из-под тела, груди отвисают ниже пояса, нос крючком, на глазу бельмо, на охоту за человеческим мясом ездит она в железной ступе, и там, где она проезжает, поднимается страшная буря. Деревья стонут, скот ревет, а если какой человек увидит Ягу, то онемеет.

Но главной приметой Бабы Яги является, конечно же, знаменитая костяная нога. Почему она у нее костяная? На этот счет имеется одна любопытная, хотя и неаппетитная гипотеза, которая, кстати, объясняет не только костяную конечность, но и такой специфический шедевр архитектуры, как избушка на курьих ножках.

О доме Яги, впрочем, стоит рассказать подробнее. Все вокруг ее жилища дышит смертью и ужасом. Забор вокруг ее избы – частокол с насаженными на палки черепами. Вместо замка в доме - зубастая пасть, вместо засовов – человечьи руки и ноги. В сказках иногда можно встретить такие слова: “Изба у Яги покрыта блином, подперта пирогом”. Но пусть эти сдобные подробности вас не обманывают, потому что в данном случае это не признак изобилия, а поминальная еда. И все это – черепа, кости, куриные ноги - неслучайно.

Дело в том, что древние славяне хоронили умерших в домовинах — гробах, расположенных над землей на очень высоких пнях. Корни этих пней, похожие на куриные ноги, порой выглядывали из-под земли. Домовины ставились таким образом, чтобы отверстие в них было обращено в противоположную от поселения сторону – к лесу. Покойников клали ногами к выходу, поэтому, если кому-то в голову приходило заглянуть в домовину, то он мог увидеть только ноги.

Собственно, отсюда происходят все эти сказочные “повернись, избушка, ко мне передом, а к лесу задом”. Герой сказки, Иван-царевич или Иван-дурак (без разницы), оказавшись в трудном положении и испробовав все доступные средства, обращается к недоступным – потусторонним. Это отголосок языческой традиции просить совета и помощи у усопших предков. Подробно об этом рассказывается в книге фольклориста Владимира Проппа, которая называется “Исторические корни волшебной сказки”.

Пропп пишет, что Баба Яга внутри домовины представлялась как бы живым мертвецом. Она неподвижно лежала и не видела пришедшего из мира живых человека, пока не узнавала о госте по запаху. Отсюда и ее каноническое “чую, русским духом пахнет!”. Человек, встречающий на границе мира жизни и смерти избушку Бабы Яги, как правило, обращается к ней за мудрым советом. Чтобы получить его, он должен приобщиться к миру мертвых. Для этого Яга сначала парит его в бане, то есть совершает обряд омовения, а потом кормит его – дает ему пищу мертвых. Не испугавшись и приняв угощение, герой доказывает, что он действительно достоин того, чтобы Яга, проводник между миром живых и умерших, помогла ему в его поисках. И неважно, что он ищет – Василису Прекрасную или молодильные яблоки.

Существует теория, согласно которой образ Бабы Яги – это трансформация образа архаического божества, которое некогда главенствовало в обрядах инициации, то есть посвящения. Инициаций у человека было несколько: переход из детства и отрочества во взрослое состояние, вступление в брак, в воинскую дружину. Все это было ритуализировано. И каждый обряд инициации в некотором роде символизировал собой смерть и новое рождение. Например, отмирание старого общественного статуса и рождение в статусе новом.

Ритуалы инициации в том или ином виде известны у всех народов. Причем на ранних стадиях развития эти ритуалы могли быть жуткими и даже жестокими. Для посвящения в полноправные члены общины подростки должны были пройти испытания. Они могли проходить их в лесной чаще, а руководила действием старуха-жрица. Самое страшное испытание состояло в инсценировке “пожирания” испытуемых чудовищем и их последующего “воскресения”. Они должны были ритуально умереть, побывать в потустороннем мире и воскреснуть.

За ритуал перехода в мир мертвых и возвращение обратно у славян отвечала именно Яга. Образ страшного женского божества, кстати, существует у всех индоевропейских народов. У греков это была Геката — страшная трехликая богиня ночи, колдовства, смерти. У скандинавских племен — Хель, у индийцев — кровожадная Кали. Их всех боялись, но в то же время почитали и обращались за помощью. Считалось, что эти богини способны освободить от всего старого и отжившего, чтобы расчистить место чему-то новому.

Изначально Яга была, похоже, змееподобным существом. Культ змей как существ, сопричастных к стране мертвых, зародился, возможно, еще в эпоху палеолита. Уже тогда создавались изображения змей, олицетворяющих преисподнюю, а также странных фигур, которые сверху представляли собой человека, а снизу – змею. Некоторые исследователи указывают на то, что одноногие и хромые существа в мифологиях многих народов так или иначе связаны с образом змеи.

Видимо, недаром Яга, как правило, не ходит, а летает, подобно мифическому змею, дракону. Недаром у Гекаты и Кали в волосах змеи, а их скандинавская коллега Хель хоть и обходилась без такого сомнительного украшения, зато имела в сестрах исполинскую змею Митгард. И недаром Яге, а вместе с нею и всем прочим ведьмам (над которыми Яга, без сомнения, была главной, по крайней мере, на славянских территориях) приписывали способность обращаться в змею.

Такую Ягу все, разумеется, боялись. Она могла помочь, но могла и погубить человека. А предсказать ее поведение было почти невозможно: ведь ела она невинных детей, которые ей, в общем, ничем не мешали, а назойливый Иван-царевич, который разворачивал ее избу и вообще хулиганил и всячески беспокоил старуху, уходил от Яги сытый и с подарками, например, с путеводным клубком. И где справедливость?

К XIX веку Яга утратила свою силу, ее образ измельчал, и она превратилась в обычный сказочный персонаж, которым можно напугать только детей, да и то до определенного возраста. А в ХХ веке, во многом благодаря советскому кинематографу, о котором упоминалось выше, Яга стала едва ли не комическим персонажем – а смех, как известно, побеждает страх.


Аудиоверсия программы

Скачать

Источник: Голос России

Метки: ,

Оставьте свой отзыв!