Московский Театр наций под руководством известного российского актера Евгения Миронова вновь покоряет зарубежную публику.

На днях спектакль “Рассказы Шукшина”, которому уже рукоплескали в десяти странах мира, увидели во Франции.  А в ближайшие дни (27-28 ноября) Театр наций ждут в Польше - на Международном театральном фестивале в Лодзи… О секретах успеха, новом взгляде на искусство и премьерах наступившего сезона “Голосу России” рассказал художественный руководитель театра Евгений Миронов.

Аудиоверсия интервью


Скачать


 

- Евгений, не только “Рассказы Шукшина”, где вы играете сразу десять ролей, но и другие спектакли Театра наций неизменно становятся громкими событиями культурной жизни России. И это произошло именно с вашим приходом в театр в качестве художественного руководителя, в 2006 году. На Ваш взгляд, в чем секрет такого успеха?

- Я считаю, что Театр наций – это новый, свежий взгляд на искусство, на жизнь, на молодых. Поэтому одно из приоритетных направлений Театра наций – это дать возможность всем талантливым молодым людям здесь “родиться”. А вторая задача – дать им возможность увидеть мир открытыми глазами. Для этого – и фестивали, и стажировка у великих режиссеров, и возможность поработать за рубежом.

- Вы сформулировали эти задачи, основываясь на собственном опыте?

- Я счастливый человек – я видел мир. Во всех смыслах. И у меня была возможность – я и сам ее искал – пробовать себя в разных театральных направлениях, с разными режиссерами, с разными школами. Это и работа с московским режиссером Валерием Фокиным, и с литовским - Эймунтасом Някрошюсом. Англичанин Донеллан и Петер Штайн, немецкий режиссер, – это все разные системы координат, разные театры. А это значит, что эту школу, этот театр нужно изучить, изучить изнутри, досконально. А потом каким-то образом объединить эти знания с тем, что есть у тебя самого. Это очень интересно – очень сильно развивает. Не в синтезе сейчас работать невозможно. Должны быть театры-музеи, безусловно: есть Малый театр в Москве или Комеди Франсез в Париже. И то, французскую труппу я не могу уже назвать музеем, потому что там приглашают Роберта Уилсона, они тоже ищут. И этот поиск должен быть постоянным. Хотя и музеи бывают разные: вот московский Музей изобразительных искусств имени Пушкина под руководством Ирины Антоновой – это ртуть! Незамерзающий мировой взаимообмен! В общем, поиск, поиск, поиск - тогда это интересно, ново.

- В каких же направлениях ваш Театр наций ведет поиск, например, в нынешнем сезоне?

- Сейчас у нас замечательные проекты! Мы продолжаем работать с Явором Гырдевым, который уже сделал здесь спектакль “Метод Грёнхольма” по каталонской пьесе. Это болгарский режиссер, очень талантливый, он для нас открыватель новой драматургии. Сейчас он ставит американскую пьесу “Киллер Джо”: это такой смелый эксперимент - черная комедия в стиле Тарантино. У нас такое никогда не ставилось. Параллельно будем репетировать “Калигулу” с Эймунтасом Някрошюсом. И обе премьеры назначены на январь. А дальше к работе приступает питерский режиссер Андрей Могучий: это будет некая интерпретация “Дон Кихота”, где главного героя сыграет… женщина. И, надеюсь, мы осуществим совместный проект с немецким театром “Шаубюне” - постановку Томаса Остермайера “Фрекен Жюли”.

- В этом впечатляющем списке Вас ждет главная роль в спектакле “Калигула”. Еще одна “глыба” в вашем актерском репертуаре! А ведь только что Вы закончили съемки у режиссера Владимира Хотиненко в многосерийном фильме “Достоевский”, где сыграли великого писателя. Когда-то вы рассказывали, как тяжело искали образ главного героя его романа “Идиот”. С самим Достоевским, вероятно, было еще сложнее?..

- Мне трудно сказать… Это был восьмимесячный период съемок, работы круглосуточной, потому что меня, как и режиссера, не устраивал до конца сценарий. И мы вместе обложились книгами и всю информацию, какую находили – и в переписке, и в самих произведениях, – все, что можно, старались использовать. Меня поклонницы закидали литературой, и я каждый день приносил новые выписки. Я – свои, режиссер - свои. Мы их как-то объединяли. В итоге не знаю, что получится… Но я очень надеюсь, что получится. Верю, потому что мы оба просто влюбились в этого человека. Мое вхождение в этот образ было очень осторожным, поскольку этот фильм, скажем так, - попытка разобраться в личной жизни великого человека. Ситуация сама по себе почти неприемлемая для меня – я убежден, что входить в мир человека неэтично. Но в данном случае это так взаимосвязано с творчеством писателя, потому что во всех произведениях явно видно, что происходит у него в жизни, что натолкнуло его именно на этот роман и на эту тему. Он сам проявляется во всех своих героях. Поэтому мне было важно разобраться, что происходило поминутно в его жизни. Я просил у него прощения за это… Но думаю, что мы все-таки сохранили некую дистанцию и не пошли туда, куда нам не нужно совать нос. И открылось что-то важное – и для нас самих. Вы знаете, мне его безумно жалко! С ТАКИМ айсбергом таланта прожить такую неадекватно тяжелую жизнь! Только в конце жизни, почти к самому концу ее, он нашел некую гармонию: во-первых, благодаря Анне Сниткиной – она это устроила, она, безусловно, золотая женщина. И, во-вторых, он наконец-то рассчитался с долгами - долгами брата, которые висели на нем всю его жизнь.

29 ноября Евгений Миронов отметит 44-й день рождения. Блистательный актер, театральный лидер своего поколения, самым важным он видит для себя развитие современного искусства в России – не только в столице, но и в региональных центрах. А главное, - как член президентского Совета по культуре многое делает для этого.

Источник: Голос России

Метки:

Оставьте свой отзыв!