В Москве открывается выставка “От мини до макси. Мода 60-х”

Мода – явление всеобъемлющее, и преград для нее не существует - даже в виде непробиваемого “железного занавеса”, который в 20-м веке отделял мир капитализма от мира социализма. Вот какое впечатление можно вынести с выставки “От мини до макси. Мода 60-х”. Она открывается в Москве 12 ноября и представляет экспонаты из коллекций известного российского историка моды Александра Васильева и его коллеги – коллекционера обуви Назима Мустафаева.

В западном мире 60-е годы – это молодежное движение хиппи, вместе с которым в моду вошли этнические мотивы: макси платья-балахоны, всякого рода ленточки, ремешки, бусы. Но параллельно существовал и мир высокой моды, моды буржуа. И многое из того, что с удовольствием носили на Западе – мини-юбочки, узкие брючки, пышные прически “бабетты”, - просачивалось в Советский Союз, подхватывалось определенным кругом молодежи, которую прозвали стилягами. А вот обратный процесс – то есть влияние на мировую моду каких-то идей, пришедших из лагеря социализма, - проходил совсем на ином уровне, не бытовом.

“В мировой моде нашли отражения важные для всего человечества исторические события, происходившие в СССР, - рассказал в интервью “Голосу России” историк и коллекционер Александр Васильев. - Особенно ярко это выразилось в эпоху покорения космоса. В 1961 году Юрий Гагарин, а в 1963 году Валентина Терешкова были первыми мужчиной и женщиной, слетавшими в космос. Это дало невероятный толчок в создании французскими кутюрье новых моделей в “космическом стиле”. Человек и космос – это один из самых значительных трендов середины 60-х годов. Его можно проследить в творчестве Андре Куррежа, Пако Рабана, Ив Сен Лорана, даже дома Кристиана Диора. В коллекции Пако Рабана, например, есть модель для полета в космос. Она из серебряного ламе - это вид парчовой ткани с тонкими металлическими нитями. Ее можно увидеть на выставке”.

Русский след в моде 60-х связан не только с космосом, но и другим знаменитым брендом – классической литературой. В это десятилетие широкую известность приобрел роман Владимира Набокова “Лолита”. С его героиней ассоциировались первые в мире мини-юбки. А затем английский дизайнер Мери Квант разработала так называемый стиль Лолиты: платьица и сарафанчики с завышенной талией “бэби-долл”, гольфики и туфельки на низком каблуке… Это имело успех.

В высших слоях западного общества, среди богатых и знаменитых моду во многом определяли художники-модельеры – выходцы из русских эмигрантов первой волны, замечает Александр Васильев:

“Это римский Дом княгини Ирины Голицыной, которая сделала головокружительную карьеру в Италии. В 60-е годы она создала знаменитые “дворцовые пижамы”, которые стали предтечей особого брючного костюма – широкие брюки клеш и длинная туника, часто сделанная из парчи, вышитая блестками, бисером, стеклярусом. Среди именитых клиенток Ирины Голицыной – целый букет римских аристократок, актрисы итальянского кинематографа - София Лорен, Джина Лоллобриджида. Ну а первая леди США Жаклин Кеннеди, которая считалась в свою эпоху самой элегантной женщиной Америки, была одета другим русским эмигрантом - Олегом Кассини-Лоевским. Именно Кассини сформировал очень элегантный стиль первой леди, на которую равняются и сегодня жены президентов разных стран”.

Рассказывая о выставке “Мода 60-х”, Александр Васильев описывает такой сюжет:

“В моей коллекции есть платье с необычным названием “красная бомба”, которое принадлежало известной советской киноактрисе Кларе Лучко. Оно сделано из красного нейлона на кринолиновом стальном обруче и драпировано по юбке. Надев на плечи накидку из меха, Клара Лучко явилась в таком платье, вызывающем по цвету и образном по форме, на Каннский кинофестиваль. А так как она обладала яркой незаурядной внешностью, которая не соответствовала представлениям об обычных советских женщинах, то Клара Лучко произвела огромное впечатление на французскую прессу. Поэтому ее платье прозвали “красной бомбой”.

Но самый большой восторг за границей в 60-е годы выпал, конечно, на долю прима-балерины Большого театра Майи Плисецкой, и не только на сцене, утверждает Александр Васильев:

“Это была первая советская женщина, которую стал снимать американский журнал “Vogue” во время ее гастролей с труппой Большого театра в США. Знаменитый фотограф Ричард Аведон создал очень красивую серию фотографий Плисецкой в профиль, где видна ее очень длинная шея. Эти фотографии в СССР считались скандальными: тогда на все нужно было брать разрешение Министерства культуры и КГБ. А она снималась по собственной воле и на весь мир прославилась элегантностью, безупречным стилем и красотой”.

Майя Плисецкая совершенно очаровала саму Коко Шанель, а для Пьера Кардена на долгие годы стала музой. Некоторые из ее туалетов, созданные французскими кутюрье, представлены нынче на выставке “От мини до макси. Мода 60-х”.

Источник: Голос России

Метки: ,

Оставьте свой отзыв!