Страдание перевели на “цифру”. Выставка «Искусство Высокого Разрешения» доказывает: глубокое переживание вызывают и «нетрадиционные» произведения

«Цифровой революционер», «представитель третьего авангарда», «дигитальный профессионал» - так называют московского художника Константина Худякова, чья ретроспективная выставка проходит в столичном Музее современного искусства с 5 октября по 7 ноября.

«Искусство Высокого Разрешения» - в экспозиции с таким названием множество работ, которые заставляют зрителя припомнить современные фантастические фильмы с их компьютерными спецэффектами: металлические красотки, одетые в «льющееся» стекло и мишуру, гигантские насекомые с крыльями из блестящих шариков и мощными лапами-клешнями, человеческие головы в целлофановых пакетах, аккуратно разложенные на рифленой скатерти, ажурные, сплетенные из золотой и серебряной сетки черепа… Современные художники словно соревнуются друг с другом, создавая такие «страшилки». В чем смысл такого искусства? Ответ Константина Худякова таков:

«То, что называется современным актуальным искусством, на мой взгляд, является лабораторией по поиску образов, путей, плоскостей. Взгляд с необычной точки зрения на обычные предметы очень часто вызывает непонимание у нормального зрителя, но это очень важно для самого художественного процесса».

Есть, правда, на выставке Константина Худякова и работы, которые вряд ли вызывают непонимание, скорее - наоборот, душевное волнение, глубокое переживание, хотя созданы они тоже с помощью «бездушных» цифровых технологий. Например, огромная инсталляция «Деисис» («Предстояние»), композиционно повторяющая иконостас. Художник обработал десятки тысяч реальных портретных изображений, создавая собирательный образ святых. И все же на зри­теля смотрят не иконные лики, а «живые», страдающие человеческие лица.

Или серия российских пейзажей: старинная улица с домами в руинах, пересохшее и замусоренное «лебединое озеро», погибающий заболоченный лес. Это больно видеть: циф­ровые образы воздействуют не слабее реальных, не меньше, чем те, что создаются традиционно - красками и кистью. В свои 65 лет Константин Худяков неизменно оказывается впереди молодых конкурентов, которые, казалось бы, в силу возраста должны лучше владеть цифровыми технологиями. Более того, художник считает ком­пьютер продолжением самого себя.

«Любой художник, и я в том числе, хотел бы, чтобы картина, которую он отдает зрителям на рассмотрение, была бы для них бесконечно интересна не только в момент первого знакомства, но открывалась слоями в течение всей жизни того человека, который на нее смотрит. Поэтому я закачиваю туда как можно больше вещей, которые, может быть, не сразу читаются и могут прочитаться человеком потом, под определенное настроение».

На выставке «Искусство Высокого Разрешения» представлена и работа, связанная с первой профессией Константина Худякова. Он воспитанник Московского архитектурного института, и в молодости работал в Центральном музее Ленина в Москве, отдав немало лет искусству советского официального дизайна. Но потом круто меняет творческую судьбу, становится участником знаменитой неформальной группы «20 московских художников», выставляется на подпольных вернисажах. Позже вместе с коллегами учреждает первую российскую частную галерею «М’АРС», успешно работающую до сих пор. И на выставке Константин Худяков представляет некую архитектурную утопию - проект «Отель-Россия».

«Это виртуальная архитектура, которая по идеологии своей строится на основе так называемого ненормативного строительного лексикона. В том смысле, что я использую для строительства и конструирования материалы совершенно невероятные по своим качествам, которые в жизни использованы быть не могут, например, человеческую кожу, воду, жидкое стекло, некие голограммы», - рассказал в заключение художник.

Источник: Голос России

Метки: , , ,

Оставьте свой отзыв!