Глобальные перемены: Как изменится баланс сил в мире до 2050 г.

2050Геополитику меняет геоэкономика — основной тренд глобальной архитектуры XXI века. Индия и Китай оспорят у США мировую гегемонию, а между несколькими центрами влияния возникнут новые микространы, о которых сегодня никто не подозревает

Государства, постепенно истощая природу меняют свой облик — из тех, кто диктует правила, превращаются в тех, кто слушается других, и наоборот. Страны меняют друзей и врагов, политических лидеров и торговую специализацию. Но главное — они меняют линию поведения, следуя примеру лидера. Но и лидер за это время становится другим.

Через несколько десятилетий наш мир станет совсем непохожим на сегодняшний. Каким? Существует множество сценариев — от вымирающей планеты, с которой человек уже исчезнет как вид, до единого мира как единой страны, где все люди счастливы, а планета при этом не истощена чрезмерной страстью рода человеческого к потреблению.

Мы выбрали промежуточный, умеренный и, главное, наиболее реалистичный вариант. Вариант, совмещающий и мировое правительство, и новых политических/экономических лидеров, и угрозу вымирания, и надежду на выживание.

Главнее главных

Мир в 2050-м будет радикально отличаться от того мира, который мы знаем сейчас. Но будут ли к тому моменту все страны под единым «колпаком»? Будет ли управляться единым глобальным правительством? Дать точный ответ не способны даже самые выдающиеся футурологи и политологи. «Мне сложно представить сценарий, при котором глобальное правительство любой формы возникнет через 50 или даже 100 лет. Конечно, попытки будут, но вряд ли успешные», — считает один из ведущих мировых футурологов, исполнительный директор DaVinci Institute Томас Фрей. Хотя принято считать, что глобализация разных систем и рынков ведет к тому, что рано или поздно придется создать их единого глобального регулятора, по мнению футуролога, отсутствие единой мировой власти не противоречит существованию различных глобальных систем, которое такое правительство должно регулировать. Наоборот, в мире будет расти количество глобальных систем, и их значение будет увеличиваться из года в год. Так, мы будем наблюдать попытки создать глобальный фондовый рынок, глобальные бухгалтерские стандарты, глобальные стандарты веса и длины, глобальные системы для решения споров, глобальную валюту и, может, даже глобальное налогообложение. Правда, не все из них будут работать — часть станет  колоссальным провалом.

Но не только глобализация отдельных явлений может стать причиной создания мирового правительства. Необходимость в нем зреет и назреет к 2050 году в связи с проблемами экосистемы, с которыми столкнется человечество. Более того, именно это является гораздо более серьезным основанием для создания мирового центра власти, чем, скажем, наличие глобального фондового рынка. Ведь на самом деле будущая политическая система человечества намного больше зависит от будущего экосистемы нашей планеты, чем может показаться на первый взгляд. Многие ученые полагают, что путь к глобальному правлению является способом, с помощью которого человек пытается выжить как вид. «Биолог Эдвард Осборн Уилсон (американский ученый, двукратный обладатель Пулитцеровской премии. — Ред.) предсказал, что при нынешних темпах потери биологического разнообразия 20% видов станут вымирающими к 2030 году и 50% — к 2100-му. «Сможет ли человечество выжить в таком виде, каким мы его знаем, если 30 или 50% видов вымрут? Существует ли порог, после которого уровень вреда экосистеме будет настолько велик, что жизнь будущих поколений будет уничтожена?» — задает правильные вопросы Беннетт Старк, приглашенный ученый Agnes Scott College и автор исследования о глобальном правлении The Global Political System: a Dynamical System within the Chaotic Phase.

Спасение человечества как биологического вида может обеспечить только мировое правительство

Дело в том, что сильные нации, как и частные компании, стремятся к максимизации собственных выгод. Таким образом, в тех критических условиях, в которых находится планета, оптимальное решение кроется в создании глобального правительства. Поскольку, как отмечает Старк, «главный принцип принятия решений в глобальном правлении таков: когда возникает конфликт между интересами национальной безопасности и глобальной безопасности, предпочтение отдается последней». Естественно, заслугой создания глобального регулятора в будущем мир будет обязан не сильным нациям, а «второму» и «третьему миру» — развивающимся и неразвитым экономикам. Это произойдет благодаря тому, что поддержка традиционной политики сильных национальных систем начнет ослабевать среди самих же сильных наций. В то время как идея формирования глобального правительства для обеспечения политической и экономической стабильности в мире будет становиться все популярнее среди наций, которые не вошли в число сильных. Однако если предположить, что уже через 40 лет мир будет управляться из одного кабинета, встает вопрос: что же произойдет с сильными нациями? Исчезнут ли они? Ответ — нет. Напротив, наравне с единым глобальным правительством будет существовать многополюсный мир с ярко выраженными лидерами.

Запад-Восток

В мире образца 2050 года сохранятся не только существующие сегодня полюса, но и сформируются новые. Смена власти, которая произойдет за последующие четыре десятилетия, станет результатом, прежде всего, экономических баталий и способности государств контролировать потоки доходов. Деньги будут главным двигателем всего. А культурные и религиозные столкновения, в том числе яростные попытки сохранить язык и идентичность группы людей, отойдут на второй план. В будущем центрами власти станут страны, которые наиболее подготовлены для конкурирования на глобальных рынках — в торговле, в инвестициях, в технологических инновациях и поглощениях. «Преимущество будет также на стороне технически подкованных стран, — добавляет Томас Фрей. — Цифровые системы докажут, что они намного эффективнее, чем бумажные. Но одни лишь цифровые системы — еще не полный ответ. Их нужно сочетать с эффективными процессами принятия правительственных решений. Например, Китай уже показал свою выдающуюся способность «переключать передачи» и адаптироваться к новой ситуации».

Соединенные Штаты сохранят свое могущество, но их преимущества, в том числе вооруженные силы, будут уступать преимуществам других государств. Причем уже лет через пятнадцать. В результате американским политикам придется принимать решения, которые будут учитывать необходимость международного сотрудничества. Теперь им придется вносить меньше внутренней политики во внешнюю, а больше внешней — во внутреннюю.

А европейские страны через пятнадцать лет и вовсе отойдут в число стабильно благополучных, но не двигающихся с мертвой точки государств. Больше всего Евросоюз будет страдать от евроскептицизма — Брюсселю будет все так же тяжело, как и сегодня, интегрировать Европу в нечто единое. Даже вливая «свежую кровь» — Балканские страны и, возможно, Турцию и Украину. В лучшем случае Брюсселю удастся создать институциональный скелет того Евросоюза, к которому он сейчас стремится — например, президента Европы. Но собрать все страны воедино будет нелегко по двум причинам: из-за наличия «выскочек» — государств, привыкших чувствовать себя лидерами и ставить национальные интересы во главу угла, и стареющего населения. Последняя проблема будет наносить существенный удар по экономике европейских государств, и решить ее можно будет, только открыв границы для иммигрантов, что не приветствуется самими европейцами. Елена Снежко

Источник: ИнвестГазета

Метки: , , , , ,

Оставьте свой отзыв!