От Союза - к Европе. Мы можем не быть Европой политически, но быть отделенной от нее экономически нам непозволительно.

Никаких фантазий - только прагматизм. Никакой политики - только экономика. Никаких ценностей - только нормы. Мы можем не быть Европой политически, но быть отделенной от нее экономически нам непозволительно. Потому что XXI век - это век не военной силы, а хозяйственного могущества.

На днях от имени российской группы Валдайского клуба публике был представлен окончательный вариант доклада “К Союзу Европы”, авторы которого - Сергей Караганов, Тимофей Бордачев и их коллеги - выступают за сближение России и Европейского союза. Саму такую идею нельзя не поддержать. Между тем доклад основывается на посылках, которые выглядят не вполне очевидными.

Во-первых, авторы подчеркивают, что ЕС утрачивает технологическое лидерство, сталкивается с демографическими трудностями, не может выработать единой внешней политики - в общем, “является быстро слабеющим игроком на мировой политической арене”. В итоге “по отдельности и Россия, и ЕС обречены на роль второстепенных и третьестепенных игроков в новом мире” - что, по мнению авторов, должно вызвать у них желание “не пропасть поодиночке”.

Во-вторых, российские политологи мечтают о том, как, сблизься Россия с ЕС, можно было бы “разруливать” глобальные проблемы.

И, наконец, в-третьих, утверждается, что общие экономические интересы и “сравнительная близость административных культур и традиций” (!) делают ЕС и Россию естественными союзниками - причем, конечно же, начать нужно с энергетической сферы и либерализации рынков “добычи, транспортировки и сбыта энергии”. На наш взгляд, предложения авторов, увы, нереализуемы. Россия - не ровня Европе. По данным МВФ, на ЕС в 2009 г. пришлось 21,6% мирового ВВП, на Россию - 3,0%. Объем производства в обрабатывающей промышленности в ЕС превышает российский в 11 раз. При всей своей “отсталости” Европа поставляет в Россию преимущественно машины

и оборудование (63,4% импорта из ЕС), Россия в Европу - нефть, газ, металлы (76,9% экспорта). Активы банков-ских систем ЕС и России отличаются более чем в 30 раз. Об опыте интеграции в Европе и на постсоветском пространстве не хочется и вспоминать. Следует ли Европейскому союзу отказываться хотя бы от части своих интеграционных достижений ради союза с го-сударством, мнящим себя энергетической сверхдержавой, но доля которого в мировой добыче нефти с 1985 по 2009 г. снизилась с 19,4 до 12,9%, а газа с 1990 по 2009 г. - с 35,8 до 17,6%? Определенно нет.

Что же делать? На мой взгляд, идти не к Союзу Европы, а к Европейскому союзу. Авторы доклада правы, говоря, что “социальная и политическая транс-формация России не может рассматриваться в качестве

предпосылки или усло-вия сближения с Европой”. Но экономическая - может, и даже должна. России нужно не объединяться с Европой ради достижения политических целей, а интегрироваться с Европой, которая на деле является сильной в хозяйственном отношении, ради достижения целей эко-номических. Европейцы нужны нам как партнеры не в энергетической, а в индустриальной сфере. Нам следует как можно быстрее переходить на европейские стандарты и технические регламенты - которые из-за последовательных усилий ЕС по их продвижению скоро станут общемировыми. Заимствовать технологии

и вводить европейские законы по защите конкуренции, инвестиций и прав акционеров. Мы должны успеть воспользоваться теми преимуществами

, которые открывает не просто общий рынок, но единое европейское экономическое пространство - преимуществами, которые в последние десятилетия поспособствовали созданию в Восточной Европе мощного индустриального кластера (в 2009 г., например, Польша и Чехия по отдельности произвели больше автомобилей

, чем все страны СНГ). Нам пока не нужна политическая интеграция с Европой, о которой мечтают наши геополитики. Европе не надо воспринимать нашу административную культуру, да и наши нефть и газ через десять-пятнадцать лет могут оказаться ей не такими уж нужными. Но технологический потенциал ЕС и индустриальный потенциал России следует объединить.

Никаких фантазий - только прагматизм. Никакой политики - только экономика. Никаких ценностей - только нормы. Мы можем не быть Европой политически, но быть отделенной от нее экономически нам непозволительно. Потому что XXI век - это век не военной силы, а хозяйственного могущества.

Владислав Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества

Источник: Известия

Метки: , , , , ,

Оставьте свой отзыв!