ОДКБ - реальная сила и защита

ОДКБ - крупнейшая организация по обеспечению безопасности на постсоветском пространстве. В последние годы она динамично развивается, наращивая эффективность взаимодействия государств-участников. Какие задачи сегодня стоят перед ОДКБ? И какие изменения назрели внутри Организации?

 

Гость программы “Мировая политика” - Николай Николаевич Бордюжа, Генеральный секретарь Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Аудиоверсия программы


Скачать

Ведущий - Игорь Панарин.


Панарин: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! В эфире семидесятый выпуск программы. Я с удовольствием представляю гостя - Николая Николаевича Бордюжу, генерального секретаря очень важной организации, которая занимается обеспечением безопасности не только России, но и тех стран, которые тесно взаимодействуют с нами. Здравствуйте, Николай Николаевич!

Бордюжа: Здравствуйте!

Панарин: Хочу подчеркнуть, что выпуск в определенном смысле юбилейный. Мы с Николаем Николаевичем год назад уже встречались в студии программы “Мировая политика”. Мне очень приятно, что и в этот, семидесятый раз, Николай Николаевич в нашей студии.

Сразу хочу задать вопрос. Только что закончился так называемый неформальный августовский саммит в Ереване. Спустя некоторое время ОДКБ может уже подвести итоги. Как он прошел? Как развиваются взаимоотношения между государствами?

Бордюжа: Конечно, можно подвести итог. Могу сказать, что саммит прошел очень конструктивно, по-деловому. Когда вы в начале передачи сказали, что я представитель очень важной организации, мне было очень приятно это слышать. Несколько лет назад нам говорили, что эта организация неизвестная и только формируется.

Панарин: Да, было такое.

Бордюжа: Сегодня говорят - очень важная. Это приятно и абсолютно правильно. И кстати, проходящие форумы, в том числе неформальные, и их вклад в развитие организации настолько серьезен, что мы в течение нескольких лет смогли создать из молодой организации дееспособную структуру, которая реально влияет на состояние безопасности на постсоветском пространстве.

Панарин: Перебью вас на интересном слове “дееспособная”. Действительно ли это уже дееспособная структура?

Бордюжа: Видимо, любая организация и ее дееспособность определяется тем потенциалом, которым она располагает. Сегодня ОДКБ располагает необходимым потенциалом, который может влиять на состояние дел касательно безопасности на постсоветском пространстве. И это не только силовой потенциал.

Панарин: А что кроме силового?

Бордюжа: Во-первых, что такое силовой потенциал? Это группировки ОДКБ на двухсторонней основе, российско-белорусской, российско-армянской.

Панарин: Это две крупные группировки?

Бордюжа: Да. Крупнейшие группировки, даже не соединения, а объединения, то есть, часть вооруженных сил государств. Это коллективные силы быстрого развертывания Центральноазиатского региона, четыре с половиной тысячи.

Панарин: А они на самом деле дееспособны, активны?

Бордюжа: Действующие, которые способны. Ежегодно проводятся учения, командно-штабные тренировки. Они встречаются, вместе отрабатывают выполнение конкретных боевых задач. Это коллективные силы оперативного реагирования, 20 тысяч военнослужащих вооруженных сил и сил специального назначения. Это представители самых лучших, элитных, дееспособных формирований.

Панарин: Они координируют действия между собой?

Бордюжа: Конечно. Мы проводим учения. В прошлом году под Алма-Атой очень успешно были проведены учения “Взаимодействие-2009″.

Панарин: А кто лучше всех?

Бордюжа: Сейчас я скажу. Где присутствовали все президенты. Это учения по ведомствам. Например, недавно под Ростовом проводились учения спецподразделений МВД всех государств, входящих в состав, и они вместе в составе оперативно-боевых групп отрабатывали задачи антитеррористического характера. Все государства, коллективные силы выделили свои самые лучшие формирования. Например, от Белоруссии была 103-я бригада особого назначения. Это формирование, созданное на основе 103-й воздушно-десантной дивизии, одной из самых элитных в советской армии, прошедшей очень большой и славный путь в Великую Отечественную войну и в войну в Афганистане. Такое же формирование от Казахстана, бригада особого назначения от Таджикистана, причем туда входят представители, имеющие боевой опыт. Это офицеры, прапорщики, которые воевали еще в 1990-х годах, в период межтаджикского конфликта.

Панарин: Кстати, я хотел напомнить уважаемым радиослушателям, что Николай Николаевич внес определенный вклад в то, чтобы в Таджикистане воцарились мир и спокойствие и чтобы сегодня Таджикистан стал активным членом ОДКБ, и внутри страны не было проблем.

Бордюжа: В течение шести лет вместе с офицерами-пограничниками делали все, чтобы на земле Таджикистана был мир. От Российской Федерации (на учениях была) воздушно-десантная дивизия и Ульяновская десантно-штурмовая бригада - лучшее, что есть в воздушно-десантных войсках. Вот что такое КСОР (Коллективные силы оперативного реагирования). Кроме КСОРа у нас есть миротворческий потенциал - это 3,5 тысячи военнослужащих представителей вооруженных сил и правоохранительных органов. Он сформирован, туда выделено самое лучшее, что есть по линии миротворчества от государства. Например, “Казбат” от Казахстана или соответствующая миротворческая бригада от РФ. Там достаточно сил, и эти силы подготовлены. Но я говорю только о силовом потенциале.

Панарин: Можно сделать вывод, что за последние несколько лет силовой потенциал создан, существует и дееспособен.

Бордюжа: За последние несколько лет мы создали КСОР.

Панарин: Кстати, достаточно быстро. Год назад, в этой студии, мы обсуждали, что само принятие решения о КСОР  было очень эффективным, быстрым. Это решение приняли президенты всех государств, входящих в ОДКБ. То есть, за год это стало уже ощутимым.

Бордюжа: Да, если мы говорим о потенциале, то я не стал бы зацикливаться на силовом потенциале. У нас есть потенциал влияния на политическую обстановку, достаточно неплохо отработан механизм координации во внешнеполитической деятельности. Все государства совместно защищают национальные интересы друг друга. Мы вместе голосуем в конкретных международных организациях.

Панарин: А где подобное проявлялось в ООН или иных структурах?

Бордюжа: Я могу приводить десятки примеров консолидированных выступлений в ООН, ОБСЕ, других международных структурах. Например, когда попытка политического давления на одно из наших государств, например, на Беларусь, нейтрализовывалась соответствующей позицией государств-членов ОДКБ. Но это только часть политического потенциала.

Панарин: Так называемая мягкая скоординированная дипломатия.

Бордюжа: Да, конечно. Я думаю, что она не менее действенная, чем силовой потенциал, а иногда и основная, которая позволяет исключить возможность давления на государство или утрату национальных интересов этого государства. Также у нас есть потенциал, возможность координировать свою деятельность в сфере борьбы с наркотиками. Есть координационный совет…

Панарин: То есть, антинаркотическое противоборство?

Бордюжа: Есть действующая операция “Канал”, когда мы в постоянном режиме на двухсторонней, многосторонней основе проводим соответствующие оперативные мероприятия по пресечению наркотрафика.

Панарин: В основном, на афганском направлении?

Бордюжа: Мы проводили на афганском, и приоритет отдается ему. Но также было несколько мероприятий по пресечению трафика химических наркотиков из Европы. Подобный потенциал координации есть и в сфере противодействия чрезвычайным ситуациям. Есть отработанный вопрос оказания содействия или помощи государствам, которые подвергаются техногенным или природным катастрофам.  Например, недавно мы скоординировано помогали Таджикистану после крупнейших селевых потоков, которые сошли с гор. Кроме того, помогали Кыргызской Республике после известных событий - массовых беспорядков на юге.

Панарин: Трагических событий.

Бордюжа: Да.

Панарин: Возможно, нужно было вводить силовой компонент?

Бордюжа: Сейчас я отвечу на этот вопрос. Только завершу по потенциалу. Такой же потенциал есть в сфере информационной безопасности.

Панарин: Кстати, я бы хотел обратить внимание уважаемых радиослушателей, что, по сути, именно в рамках ОДКБ впервые приняты документы в сфере международной информационной безопасности. Так ведь?

Бордюжа: Да, конечно. Мы проводим конкретные операции по выявлению информационных ресурсов в сети Интернет, которые действуют или работают на дестабилизацию обстановки в том или ином государстве. И кстати, получаем достаточно неплохие результаты. Последняя операция, которую мы проводили, была по югу Киргизии. Мы выявили и пресекли большое количество попыток спровоцировать новые массовые беспорядки через информационные ресурсы.

Панарин: Кстати, новый момент. Можно сакцентировать внимание? В ходе трагических событий в Киргизии со стороны, скажем так, неких сил были попытки информационно дестабилизировать и усугубить ситуацию.

Бордюжа: Несколько сайтов… Не несколько, а десятки сайтов работали на разжигание межнациональной розни.

Панарин: Они были установлены?

Бордюжа: Конечно. По некоторым идет работа сейчас. Она сложная, не все открывается и не все можно говорить. Но, тем не менее, я скажу, что полученные результаты были очень ощутимы даже для нас. На неформальном саммите я докладывал о них президенту.

Панарин: В августе?

Бордюжа: Да.

Панарин: Как президенты отреагировали на то, что ОДКБ стала, можно сказать, лидером в сфере информационной безопасности? В деле пресечения подобных ситуаций?

Бордюжа: Я приведу слова президента РФ Дмитрия Анатольевича Медведева, который, после завершения этого саммита, делал обзор результатов. Он сказал, что по его итогам президенты еще раз убедились, что ОДКБ - это действующая и активно развивающаяся международная организация, которая реально влияет на состояние безопасности на постсоветском пространстве. Для нас это лестно. За этим стоит очень большой труд людей, которые представляют рабочие органы Организации коллективной безопасности. За этим стоят серьезнейшие усилия, которые предпринимают все государства на уровне глав государств, министров иностранных дел, обороны, секретарей Совета безопасности. Эта оценка - оценка нашего труда. Теперь по поводу Киргизии и ввода или не ввода туда миротворческих сил.

Панарин: Фактически стояла дилемма: то ли бросить элитные десантные части, то ли использовать другие методы стабилизации.  Правильно я понимаю?

Бордюжа: Конечно. Когда начались массовые беспорядки, и мы поняли, что будет огромное количество жертв, мы анализировали обстановку. Рассматривались различные варианты воздействия и пресечения происходящих событий. В этой связи была моя встреча с председателем Совета коллективной безопасности, президентом Российской Федерации. Были организованы консультации на уровне секретарей Совета безопасности. Когда мы детально проанализировали обстановку, а также возможные последствия, например, ввода миротворческих сил или воздействия какими-то другими формами, было признано нецелесообразным вводить силовой потенциал, исходя из очень многих факторов. По нашему мнению, ввод миротворческих сил или коллективных сил оперативного реагирования мог бы привести к разрастанию конфликта.

Панарин: К эскалации.

Бордюжа: К тому, что этот конфликт мог бы затронуть не только юг Киргизии, а всю Киргизскую Республику, и, может быть, часть Узбекистана.

Панарин: А может быть, те силы, которые разожгли этот конфликт, как раз и хотели дестабилизации широкого региона?

Бордюжа: Есть наработки службы безопасности Кыргызской Республики. Руководители этой службы и многие представители руководства Кыргызстана однозначно говорят, что к дестабилизации обстановки, к разжиганию межнациональной розни, к началам массовых беспорядков приложили очень серьезные усилия экстремистские группировки, которые базируются в Таджикистане. Это было в их планах, и им подыгрывали так называемые группировки, которые специализируются на незаконном обороте наркотиков.

Панарин: Не только на пространстве СНГ?

Бордюжа: Конечно. Я считаю, что произошло провоцирование столкновений между общинами узбеков и киргизов. К сожалению, они добились своего. И когда рассматривалась и делалась оценка обстановки, было признано целесообразным прежде всего оказать помощь силовым структурам Кыргызской Республики для того, чтобы они сами, своими силами, опираясь на законодательную базу, на те возможности, которые у них есть, могли пресечь дальнейшее развитие негативной обстановки и успокоить ситуацию. Такая помощь была оказана и оказывается сейчас. Есть соответствующее решение Совета коллективной безопасности по оказанию содействия стабилизации обстановки на юге Кыргызской Республики.

В соответствие с этим решением мы предпринимаем достаточно большой комплекс мероприятий. В этом комплексе и мероприятия оказания помощи, помощи спецсредствами, спецтехникой, специалистами, транспортом, авиацией, вертолетами. Это и конкретные мероприятия наших специальных служб по выявлению конкретных организаторов, активных участников массовых беспорядков. Это и контроль на границе, мероприятия по ужесточению охраны государственной границы с тем, чтобы исключить возможность переброски на юг Киргизии больших партий оружия, перехода группы экстремистов, представителей террористических организаций и многие другие мероприятия.

Панарин: То есть, можно сказать, что этот комплекс мер оказался действенным?

Бордюжа: Я бы не хотел брать все лавры ОДКБ. Могу сказать, что, конечно, большие усилия предпринимали руководители Кыргызской Республики. Политические силы, и входящие, и не входящее во временное правительство, активно работали над тем, чтобы умиротворить ситуацию. Но, естественно, усилия государств-членов ОДКБ, которые были предприняты, та помощь, которая пошла… А эта помощь исчисляется десятками миллионов долларов, тысячами тонн горюче-смазочных материалов, сотнями тонн семян, продовольствия, огромным количеством строительных материалов, политической и информационной поддержкой. Плюс к этому проводились специальные мероприятия, которые позволяли нам приглушить деятельность деструктивных сил. Все это в комплексе и позволило каким-то образом стабилизировать обстановку. Хотя я глубоко убежден, что проблема не исчерпана, и в перспективе имеется возможность повторения этих событий. Есть два фактора, которые будут отрицательно воздействовать на ситуацию в Кыргызской Республике. Первое - это неизбежно надвигающийся осенне-зимний период и возникающие проблемы социального характера.

Панарин: Социально-бытового характера.

Бордюжа: Там сотни тысяч людей, которые не имеют крова, крыши над головой. Уже сегодня есть перебои в поставками продовольствия, так как и посевная не была завершена.

Второй фактор - это предвыборная кампания, перед выборами в парламент Кыргызской республики. По оценкам экспертов, она будет проводиться и уже проводится с использованием самых негативных черных технологий, со вбросами огромного количества компромата, с попыткой использования этого противостояния в своих политических интересах. Это тоже может спровоцировать повтор этих событий.

Панарин: Нужно быть начеку.

Бордюжа: Конечно. Вот почему большое значение на этом неформальном саммите придавалось и вопросам дополнительных мероприятий, направленных на умиротворение общества Кыргызстана, на достижение политического, межнационального согласия, на решение самых насущных социальных проблем. Президенты говорили и обсуждали это. Есть соответствующие решения, которые направлены на продолжение этой работы в рамках ОДКБ.

Панарин: Вы сказали о высокой оценке роли ОДКБ Дмитрия Анатольевича Медведева, нашего президента. Видимо, это позволило ряду СМИ сделать смелые выводы о том, что скоро ОДКБ станет, можно сказать, вторым НАТО.

В этом аспекте, каковы перспективы расширения ОДКБ? Рассмотрим два новых государства: у нас есть Южная Осетия и Абхазия. Во-первых, могут ли они стать членами ОДКБ? Во-вторых, как может качественно усилиться компонент мощи ОДКБ? Может быть, не только за счет силового компонента, а еще каких-то других моментов? То есть, каковы перспективы расширения влияния ОДКБ?

Бордюжа: Мы бы не хотели быть вторым НАТО. Мы бы хотели быть первым ОДКБ.

Панарин: Первым ОДКБ, понятно.

Бордюжа: Это первое. Теперь второе. Мы очень серьезно занимаемся вопросами формирования системы коллективной безопасности. По большому счету, сегодня мы имеем необходимый потенциал для фактического реагирования на любые вызовы и угрозы. Будь то угрозы вооруженного вторжения, угрозы техногенных природных катастроф и так далее. То есть, мы должны просто совершенствовать свою работу. Все, что мы хотели получить с точки зрения потенциала, элементов системы коллективной безопасности, у нас уже имеется. Другое дело, что для совершенствования нет предела. Но работа ведется по всем направлениям. Она организована и дает конкретные результаты.

Есть одна проблема, которую мы должны каким-то образом устранить. Дело в том, что в рамках деятельности ОДКБ в августе 2008 года, когда были события в Южной Осетии и когда Грузия фактически вероломно напала на Южную Осетию. В рамках работы ОДКБ по проблеме юга Киргизстана выявился ряд негативных моментов в нормативной базе, в системе работы ОДКБ, которую нужно устранить.

Панарин: Которые не позволяли, видимо, более эффективно действовать?

Бордюжа: Они влияли на своевременную реакцию и на эффективную деятельность ОДКБ по устранению предпосылок к этому конфликту и, самое главное, на оперативные действия, направленные на локализацию этих конфликтов.

Панарин: Быструю локализацию?

Бордюжа: То есть, это длительное согласование. Очень сложная процедура подписания решений у президентов.

Панарин: И доведение этих решений до исполнителя.

Бордюжа: Трудность в сборе очень высоких руководителей, которые, естественно, заняты другими проблемами. Для того, чтобы отработать совместные позиции, выработать какие-то предложения по реакции на кризис. Все это мы проанализировали. Я докладывал об этом президентам, это было вторым вопросом на неформальном саммите в Ереване. Какие проблемы у нас возникали, с чем мы столкнулись с точки зрения трудностей в реакции, и что нужно сделать.

Панарин: Каково было отношение президентов?

Бордюжа: Президенты выслушали и поставили очень сложную задачу.

Панарин: Они не пожурили вас?

Бордюжа: Нет, наоборот. Во-первых, была однозначно высказана позиция, что ОДКБ среагировала своевременно. Она своевременно выработала предложения, представила их и начала реализацию. В этом плане не было никаких претензий, даже вспоминая реакцию Александра Григорьевича Лукашенко, который сказал, что ОДКБ не реагирует. Не было их, потому что мы реально действовали. Откровенно говоря, нам это очень дорогого стоило.

Панарин: Это потребовало напряжения.

Бордюжа: Очень большого напряжения. Но это за кадром. Результат один - мы своевременно среагировали, оказали помощь. Но есть моменты, которые вызывают трудности в работе. Мы доложили об этом президентам. Перед нами поставлена задача. Она сложно выполнима, но в любом случае мы ее реализуем.

Панарин: Есть какие-то временные рамки?

Бордюжа: До декабря во всю систему нормативной базы ОДКБ надо представить согласованные изменения, начиная от Договора, Устава и заканчивая рабочими положениями, например, о Совете коллективной безопасности, Совете министров иностранных дел. Делается это за тем, чтобы во всех этих документах красной нитью проходила мысль оперативного реагирования на любые проблемы безопасности, которые возникают у государств-членов ОДКБ.

Панарин: Николай Николаевич, но это очень малый интервал.

Бордюжа: Мы уже имеем опыт по КСОР.

Панарин: Справитесь?

Бордюжа: Да, конечно.

Панарин: Тогда был фактически фантастический результат по времени.

Бордюжа: Я всегда в этом случае вспоминаю о фильме, когда там танцы нон-стоп.

Панарин: Да.

Бордюжа: Примерно также мы танцевали под КСОР. И судя по всему, начиная с середины сентября, начнем танцевать по этим изменениям. Конечно, в любом случае мы их представим. Тем более, есть воля президентов. А когда есть воля президентов…

Панарин: А это единодушная воля? Это согласованное мнение всех президентов?

Бордюжа: На саммите присутствовали шесть президентов. Это их воля. Не было только президента Республики Узбекистан. Но я надеюсь, что он тоже за то, чтобы существовала такая эффективная система кризисного реагирования.

Панарин: Тем более что Узбекистан рядышком с Киргизией.

Бордюжа: Да, конечно. Мы будем интенсивно работать в этом направлении и представим предложения. Есть один очень сложный момент концептуального плана. Приведу слова Дмитрия Анатольевича Медведева. Он сказал: “Где начинается безопасность, и где кончается безопасность, и начинается вмешательство во внутренние дела?”. О чем идет речь? О том, что есть внутренние конфликты, как в Киргизии, которые могут характеризовать борьбу политических сил и туда вмешиваться нельзя. А есть внутренние конфликты, как на юге Киргизии, которые влияют на безопасность и состояние дел в целом регионе и дают потенциальную возможность разрушения государства, утраты его суверенитета. Так вот, мы должны реагировать на подобного рода конфликты и ни в коем случае не брать на себя полицейские функции. Нужно четко провести эту грань. В принципе, она проведена. Знаете, чем?

Панарин: Чем?

Бордюжа: Тем, что все решения принимаются консенсусом главами государств, Советом коллективной безопасности. Главы государств мудрые и располагают необходимым набором информации. И конечно же, никогда не позволят вмешаться в политическую борьбу в государстве. Но и никогда не позволят созерцать ситуацию, которая влияет на дестабилизацию обстановки во многих государствах или в целом регионе.

Панарин: На ноте о том, что у нас мудрые главы государств, я хотел бы завершить диалог с генеральным секретарем очень важной организации. Дееспособной организации, как сказал Николай Николаевич. Это ОДКБ. Николай Николаевич Бордюжа уже много лет возглавляет ее. Я хотел сказать, что наш выпуск впервые говорит о том, что к первому января 2011 года ОДКБ не станет НАТО. Это новая мощная организация, которая будет способна обеспечивать безопасность постсоветского пространства не только силовыми, но и информационными и другими методами. На этой позитивной ноте я бы хотел завершить семидесятый, в определенной степени юбилейный выпуск программы. До свидания, уважаемые радиослушатели.

Источник: Голос России

Метки: , , , , , ,

Оставьте свой отзыв!