Русско-французский диалог продолжается в живописи. «Лирическую сюиту» о Франции представили молодые российские художники на выставке, открывшейся в Российской академии художеств в Москве

Вернисаж стал еще одним ярким событием перекрестного Года Россия-Франция.

Франция всегда была для русских художников источником вдохновения. Красота и загадочность этой страны, особый дух свободы, аура, наполненная энергетикой творчества, притягивают их, как магнитом. На выставке представлена лишь малая часть живописных и графических работ, навеянных впечатлениями от Франции. Всего - 200.

Они созданы молодыми, но уже громко заявившими о себе мастерами. Один из них - Никита Макаров. «Для меня в любой поездке во Францию важно не превратиться из очарованного странника в разочарованного путешественника», - признается художник. Поэтому его излюбленная тема - тихий пригород Парижа, живописные уголки на юге Франции, памятники архитектуры Нормандии, Бретани.

Он убежден, что «это дивные места, где к человеку приходит абсолютное счастье». Никита Макаров пишет в стиле пуантилизма, нанося на холст мелкие цветовые точки, не смешивая краски на палитре. В подобной манере работал известный французский постимпрессионист Жорж-Пьер Сёра, напомнил российский художник и пояснил:

«Постимпрессионисты пользовались пуантилизмом для оптического смешения цветов, а я пользуюсь им только как декоративным элементом. Пуантилизм у меня присутствует как форма проработки. Тем не менее, это говорит о том, что диалог между Францией Россией из начала ХХ века перенесся в сегодняшний день…»

«Для меня Франция наполнена не только необыкновенными красками, но и запахами. Свои запахи в Бретани, Нормандии, Бордо, Арле. Когда весной там цветет лаванда - это очень красиво, там огромные поля ультрамариновых, фиолетовых, синеватых тонов. Неслучайно эти места притягивали импрессионистов. А Нормандия  - серебристо-скальная, пустынная», - продолжает Никита Макаров.

Художница Ирина Скачкова предпочитает всем городам Париж. Причем зимой. Серия ее работ «Париж. Сады Тюильри» посвящена скульптурам Аристида Майоля. Зимой, в утренние предрассветные часы, которые наполняют парк свежестью, эти статуи словно оживают, утверждает Ирина:

«На картине «Вечер в розовом» я пыталась представить некую волшебную игру. Вот две женщины - две скульптуры. У одной свет от заката свет бликами падает на грудь, у второй - на головной убор. Они как бы оделись в розовое и ожили в этом дивном саду. Это такая игра реального и нереального. А рядом картина, которая называется «Утро туманное. Река». Здесь скульптура «просыпается» в мягком безлюдном текучем Париже…», - говорит Ирина Скачкова.

А вот Даниила Чепика больше интересуют обыкновенные парижане, их судьбы, заботы, чувства. Его огромное полотно «Площадь Тертр» представляет собой портретную галерею уличных художников - обитателей Монмартра.

«Когда смотришь на работы этих художников, возникает недоумение - как можно так нарисовать! Чем больше среди них живешь, тем больше понимаешь этих людей. Там есть такой персонаж - старушка-художница. Она была куртизанкой на Монмартре, потом у нее появилось хобби рисовать портреты. Она маленькая, страшная. Все от нее убегают, а она каждый день приходит на Монмартр, чтобы рисовать портреты», - рассказывает Даниил Чепик.

«Париж - это удивительный город с невероятными соборами, музеями, площадями. В него влюбляешься с первого раза. Там другая атмосфера, там по-другому работается, по-другому воспринимают самого художника. На Монмартре я залез на крышу, и на одной только улице насчитал 40 мастерских. Это же так здорово!» - восхищается художник.

Приехать во Францию сегодня может практически любой россиянин. Но в сознании художника она продолжает оставаться всегда манящей страной-мечтой, страной-загадкой.

Источник: Голос России

Метки: ,

Оставьте свой отзыв!