Перезагрузка в действии (”The National Interest”, США)

Отмена Россией сделки по продаже Ирану зенитно-ракетных систем С-300 накануне поездки президента Дмитрия Медведева в Вашингтон на встречу с президентом Обамой дает четкий сигнал о том, что стратегия предложения Кремлю конкретных стимулов вместо расплывчатых заверений в доброй воле с большей долей вероятности принесет плоды. Однако она также является испытанием готовности американцев к продолжению политики взаимности.

Медведев надеется увезти из Вашингтона твердые гарантии того, что Конгресс не наложит вето на предлагаемое российско-американское соглашение о сотрудничестве в области мирного атома, которое должно проложить путь к заключению контрактов, более чем компенсирующих любое нарушение коммерческих связей между Москвой и Тегераном. А в их отношениях уже воцарилась напряженность в связи с тем, что Россия решила поддержать предложенную Соединенными Штатами резолюцию о санкциях - в свою очередь, этому способствовало то, что администрация Обамы отменила санкции против ряда российских компаний за их прежние сделки с Ираном.

Команде Обамы нужно отдать должное за ее готовность к изменению динамики американо-российских отношений, в особенности тона диалога, а также за то, что она признает необходимость стимулов для того, чтобы другие страны поддерживали цели Америки. Но нужно признать и дипломатические усилия других государств - и их готовность к взаимодействию с Кремлем даже несмотря на мощную критику со стороны некоторых элементов в политическом истеблишменте Соединенных Штатов.

Особое значение имеет дипломатическая “игра” президента Франции Николя Саркози. Саркози, давно выступающий за ужесточение санкций в отношении Ирана, дал понять, что его поддержка энергетических проектов России, готовность к обсуждению более активной роли России в европейской безопасности и даже согласие на продажу военных технологий - таких как военно-морская технологическая платформа “Мистраль” - основаны в некоторой степени на ожидании того, что и Москва, со своей стороны, примет во внимание приоритеты Франции. Думаю, что неслучайно первые намеки на отмену сделки по продаже С-300 Ирану появились во время встреч Саркози с премьер-министром Владимиром Путиным на прошлой неделе.

Разумеется, также важно отметить, что в конечном итоге российская оборонная промышленность, возможно, и не понесет убытков. Уже несколько месяцев идут разговоры о том, что эту систему вместо Ирана могли бы приобрести Саудовская Аравия или эмираты Персидского залива, а теперь появились сообщения о том, что в приобретении ракет, предназначавшихся для Тегерана, заинтересована Турция. Если России не придется аннулировать сделку, то у “Росособоронэкспорта” - одной из самых могущественных государственных компаний страны - нет причин настаивать, что он отказывается от живых денег ради политического расчета президента на то, что отмена контрактов с Ираном приведет к новому раунду американских инвестиций.

Похоже, Николя Саркози, а теперь и Барак Обама, взяли на вооружение стратегию Джеймса Бейкера, согласно которой нужно делать так, чтобы изменение позиции по Ирану было выгодно российским властям. Поскольку предложения Парижа и Вашингтона могут в конечном итоге принести доход важнейшим экономическим игрокам - нефтегазовому сектору, атомной промышленности и военно-промышленному комплексу - нам, возможно, предстоит увидеть продолжение эволюции российской политики в отношении Ирана.

Николас Гвоздев - старший редактор The National Interest, профессор исследований в области национальной безопасности в Военном колледже ВМС США. В настоящей статье изложены его личные взгляды

Метки:

Оставьте свой отзыв!