Правильно понять Россию (”International Herald Tribune”, США)

На саммите НАТО, состоявшемся в Страсбурге в апреле 2009 года, группе экспертов под руководством Мадлен Олбрайт было поручено подготовить почву для новой “стратегической концепции”. В недавно опубликованном докладе группы верно отмечается, что после принятия последней стратегической концепции в 1999 году условия нашей общей безопасности кардинально изменились. Нужно принимать во внимание такие ключевые события и факторы, как 11 сентября, ослабление режима нераспространения ядерного оружия, пиратство, энергетические риски и прочие вопросы безопасности. Прежде всего существует необходимость в создании стратегического партнерства с Россией.

В докладе подчеркивается ценность ряда основополагающих принципов - таких как центральная роль НАТО в защите свободы и безопасности всех ее государств-членов; равнозначность нападения на одного из них нападению на всех; необходимость в поддержании прочных трансатлантических связей и общее понимание того, что справедливое разделение рисков и ответственности является важной предпосылкой сплоченности альянса.

Но доклад не представляет собой проект будущей стратегической концепции НАТО. Это наиболее очевидно в том, что касается главного вызова НАТО: правильно понять Россию. Как это ни прискорбно, фундаментальные разногласия между некоторыми государствами-членами из Восточной и Западной Европы по поводу того, какую политику вести в отношении России, так и не преодолены. Группа экспертов пытается устранить эти разногласия, предлагая пойти навстречу России, но при условии, что любое конструктивное взаимодействие должно быть основано на военных гарантиях в рамках НАТО. Это означает, что в повестке дня альянса останется военное планирование - против России.

Но как примирить вывод, изложенный в том же самом докладе, - о том, что ни НАТО не представляет угрозы России, ни Россия - НАТО - с продолжением военного планирования против России? Доклад не содержит в себе стратегического ответа на предложения Дмитрия Медведева по европейской безопасности.

Только если НАТО сумеет правильно понять Россию, Россия перестанет быть источником постоянных трений между государствами-членами НАТО. Только если НАТО сумеет правильно понять Россию, появится прочная архитектура европейской безопасности.

Следует ли приглашать Россию к полноценном членству в НАТО? Разумеется, подтверждение того, что натовская политика открытых дверей распространяется на Россию, как и на любую другую европейскую страну, стало бы важным сигналом. Но это не решило бы краткосрочную задачу по выстраиванию доверия между Вашингтоном, Москвой и Брюсселем.

Именно поэтому нам нужны конкретные проекты, чтобы на смену подозрительности пришла атмосфера сотрудничества. Одно из предложений, озвученное недавно генеральным секретарем НАТО Андерсом Фог Расмуссеном, касается совместной разработки системы противоракетной обороны. Изучаются и другие идеи в контексте отношений между ЕС и Россией, равно как и двусторонних германо-российских отношений.

Еще одной сферой сотрудничества могли бы стать разоружение и контроль над обычными и ядерными вооружениями. Группа экспертов предлагает поддерживать потенциал сдерживания на минимальном уровне, но не дает конкретных предложений по процессу контроля над субстратегическими ядерными вооружениями, который мог бы дополнить собой динамику в сфере контроля над стратегическими вооружениями, недавно инициированную Вашингтоном и Москвой.

Наконец, обсуждение вопросов безопасности в формате Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и так называемого “процесса Корфу” почти наверняка приведет к тупиковой ситуации. Сегодня, когда НАТО обдумывает свои будущие стратегические приоритеты, творческая дипломатия могла бы существенно способствовать созданию более прочной структуры европейской безопасности. Например, почему бы не реанимировать классический формат контактной группы, которая состояла бы из министров иностранных дел США, России, Великобритании, Франции, Германии, Италии, возможно, Польши, плюс ЕС и НАТО? А, может быть, в отношениях с Россией был бы эффективнее более узкий формат - скажем, министры иностранных дел США, России и ЕС плюс генеральный секретарь НАТО?

Можем ли мы подготовить почву для саммита НАТО 2010 года и такую стратегическую концепцию, на которую Москва отреагировала бы положительно? Можем ли мы сделать так, чтобы Россия приняла участие в Лиссабонском саммите? Можем ли мы приблизиться к идеалу единой и свободной Европы?

Посол Вольфганг Ишингер - председатель Мюнхенской конференции по безопасности и бывший заместитель министра иностранных дел Германии. Ульрих Вайсер - адмирал в отставке, бывший директор управления политического планирования министерства обороны Германии.

Источник: Голос России

Метки:

Оставьте свой отзыв!