Россия ускоряет создание не только Таможенного союза, но и единого экономического пространства СНГ

Проект единого экономического пространства (ЕЭП) в рамках всего СНГ, выдвинутый еще в начале 1990-х, сегодня ускоренно реанимируется. Одновременно с формированием Таможенного союза (ТС) России, Белоруссии и Казахстана. В конце марта - в апреле идея ЕЭП была главной темой переговоров первого вице-премьера России Игоря Шувалова и замминистра иностранных дел РФ Григория Карасина в Молдавии, Украине и Узбекистане. Этот же вопрос обсуждался в рамках состоявшегося в конце марта в Москве совещания вице-премьеров РФ, Беларуси и Казахстана по теме “Техрегулирование в Таможенном союзе” и на тематическом “круглом столе” в Совете Федерации.

Киев, Кишинев и Ташкент предложили детальные переговоры и разработку вариантов включения этих стран в то пространство. На вопрос обозревателя “РБГ” по расширению Таможенного союза первый вице-премьер России Игорь Шувалов ответил, что, “будучи председателем СНГ в 2010-м, Россия будет стремиться к формированию единого экономического пространства в рамках всего Содружества”. А белорусский вице-премьер Андрей Кобяков в ответе на тот же вопрос не исключил расширения такого союза за счет ЕЭП.

Словом, идут два параллельных процесса: во-первых, создание Таможенного союза РФ, Беларуси и Казахстана, а во-вторых - единого экономического пространства почти всего экс-СССР. Но почему оба этих направления осуществляются ускоренными темпами?

Да, известна давняя географическая и технологическая взаимозависимость отраслей всех постсоветских стран. Но она, по оценкам Экономического совета СНГ и Европейской экономической комиссии ООН, к 2010 году ослабла - из-за общемирового экономического кризиса и “разновекторной” экономической линии постсоветских стран. Многие из них уже настолько изменили структуру своей экономики, особенно промышленности, что в ней быстро понижается роль кооперации с Россией и другими странами СНГ. В этом аспекте наиболее сильно поменялась структура экономики Киргизии, Туркменистана, Молдавии (исключая Приднестровье), Таджикистана, Грузии, Азербайджана, до 40% территории Украины.

Поэтому российская сторона стремится сохранить “очаги” своего промышленного влияния в СНГ, ибо одних только нефте- и газопроводов для такого присутствия уже недостаточно.

Но дело еще и в том, что уже многие страны СНГ состоят в ВТО в статусе стран с переходной развивающейся экономикой - Украина, Грузия, Армения, Киргизия, Молдавия. Это значит, что, во-первых, вступление тех же стран в таможенно-экономические союзы с государствами - не членами ВТО если и возможно, то со многими оговорками. А во-вторых, не участвующие в ВТО страны, включая Россию, не могут вводить большинство видов экономических санкций против государств СНГ - членов всемирного торгового блока. Так, принятие в ВТО Киргизии вывело ее из Таможенного союза; по той же причине затруднено участие, например, Армении с Украиной и в ТС, и в едином экономическом пространстве Содружества.

Словом, вблизи России формируется - под эгидой ВТО - таможенно-экономический режим, в лучшем случае затрудняющий создание единого экономического пространства в рамках Содружества. В том числе потому, что членам ВТО предписаны внешнеторговые пошлины и квоты по импорту-экспорту товаров и услуг в торговле с теми странами, которые не участвуют в этой организации. А среди последних и Россия. Кроме того, товары и услуги стран СНГ - даже в рамках Таможенного союза - пока не имеют режима максимального благоприятствования (т.е. наибольшей доступности для потребителей) на рынках друг друга. Потому и падает торговля России с другими странами Содружества (см. диаграмму).

В этой связи Москва стремится сегодня опередить дальнейшее “наступление” ВТО на другие страны Содружества путем форсированного создания единого экономического пространства СНГ.

Однако сохраняются торговые проблемы не только, например, с Белоруссией, но и с Украиной. Так, по данным недавних российско-украинских переговоров и Экономического совета СНГ, Москва одновременно проводит четыре антидемпинговых расследования по поводу цены ряда украинских товаров; возможны такие расследования и по другому украинскому ассортименту. В целом, это свыше 35% ассортимента украинского экспорта в РФ. Хотя действует и российско-украинское соглашение (1993 г.) о свободной торговле.

Как полагает эксперт украинского Центра перспективных экономических исследований Ильдар Газизулин, “в случае присоединения к ТС Украина может получить льготные цены на энергоносители. Но тогда украинская продукция будет еще дешевле, чем российские аналоги. Посему маловероятно, что Россия в рамках ТС не будет применять нетарифные методы. Но у нас уже слишком открытая экономика, чтобы пренебрегать другими рынками сбыта”.

А по мнению Дмитрия Боярчука, директора исследовательского и маркетингового центра CASE (Киев), “средний уровень импортной пошлины в Украине (и большинстве других стран СНГ. - Прим. ред.) почти вдвое ниже, чем в странах Таможенного союза. Если бы Украина решила присоединиться к союзу в рамках ЕЭП, ей пришлось бы существенно повышать импортную пошлину. Но для этого нужны новые переговоры по линии ВТО, в которой участвует Украина. Иначе она может стать “каналом” сбыта и реэкспорта российских, казахстанских, белорусских товаров, что вряд ли понравится другим участникам и руководству ВТО”.

Схожую аргументацию высказывают в Азербайджане, Киргизии, Узбекистане, Молдавии.

Поэтому формирование ЕЭП в рамках всего Содружества наверняка займет намного больше времени, чем Таможенного союза РФ, Беларуси и Казахстана. Алексей Чичкин

Источник - Российская Бизнес-газета

Метки: , , ,

Оставьте свой отзыв!