120 лет со дня рождения Бориса Пастернака. Историческая рубрика

ВЕСТИ: По отношению к Пастернаку реже всего встречаются эпитеты - выдающийся, великий, талантливый. Он всегда был вне зачета заслуг и регалий и помимо конъюнктурных изменений. С другой стороны, не найти, пожалуй, другого советского литератора, который был в центре внимания и при Сталине, и при Хрущеве. Можно даже сказать, что был самостоятельной политической фигурой, вокруг которой кипели страсти.

В 1934 на первом съезде писателей Николай Бухарин назвал Пастернака главным поэтом пролетарской эпохи – это при том, что Сталин определил на эту роль другого – Маяковского. Впрочем, от Пастернака Сталин был тоже высокого мнения, он считал его мастером. Сталину не нужны были дежурные славословия преданных, но бесталанных. Признание заслуг со стороны настоящих мастеров – Булгакова, Пастернака – хозяин ценил дороже, потому и выпытывал у Бориса Леонидовича про Манделдьштамма: “Он мастер?”. Да, мастер, конечно. Горькая ирония, но отзыв Пастернака, похоже, продлил Мандельштамму жизнь на пару лет. В 1935 Пастернак заступился за сына Анны Ахматовой, и Льва Гумилева тогда выпустили из тюрьмы. На время. В 1937 уже бухаринская аттестация, выданная Пастернаку, стала звучать как смертный приговор. Однако в тот страшный год Пастернак отказался подписывать коллективное письмо с требованием расстрела Тухачевского, Якира и Уборевича – странный поступок.

Не потому ли обласканный властью Демьян Бедный сказал тогда о Пастернаке: “Дурак, герой, интеллигент” – очень показательно. Два последних качества – суть производные от первого.

10 лет, с 1945 по 1955, затворник Пастернак писал главный роман своей жизни - “Доктор Живаго”. Теперь это классика, для кого-то даже и скучная. Полноводный, как мощная река роман, поток жизни. В середине 50-х никем не читанный у нас, даже Хрущевым, как он потом признавался в своих мемуарах, роман “Доктор Живаго” стал критерием и мерилом оттепели. Имя Пастернака узнали даже те, кто никаких книг не читал вовсе. Это знаменитое: “Сам я Пастернака не читал, но скажу”. В довершение всего, за опубликованный за границей роман Пастернак получил Нобелевскую премию по литературе. Это привело к его исключению из Союза советских писателей. Восстановлен был посмертно при Горбачеве в 1987 году. Изоляция и обструкция, которым подвергся Пастернак, конечно, укоротили его жизнь. Он умер в 1960 году. И только в одной Литературной газете было сообщение об этом, без некролога, но ведь сам Борис Леонидович сказал: “Быть знаменитым некрасиво”.

Историческая рубрика Андрея Светенко на радио “Вести ФМ”

Метки: ,

Оставьте свой отзыв!